Телефон подписки
8 (800) 505-29-85

 

Журнал для профессионалов в налогообложении
Интеллектуальная поддержка "Пепеляев Групп"

Определение КС РФ от 10.11.2022 № 2946-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Засухина Виталия Николаевича на нарушение его конституционных прав пунктом 1 статьи 7 и пунктом 2 статьи 13 Федерального закона «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации», а также частями 1, 2 и 4 статьи 18 Федерального закона "О страховых пенсиях"»

10, Ноября 2022

Суть жалобы:

По мнению В.Н.Засухина, положения пункта 1 статьи 7 Федерального закона «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации», а также частей 1, 2 и 4 статьи 18 Федерального закона «О страховых пенсиях» противоречат Конституции Российской Федерации, ее статьям 18, 19 (части 1 и 2), 35, 39, 45, 46 (часть 1), 53 и 55 (части 2 и 3), в той мере, в какой они устанавливают в отношении пенсионеров, продолжающих осуществлять работу и (или) иную деятельность и являющихся застрахованными в системе обязательного пенсионного страхования, ограничение величины индивидуального пенсионного коэффициента, учитываемого при перерасчете их страховой пенсии по старости, в размере, отличном от максимальной величины, предусмотренной для иных застрахованных лиц, не получающих пенсию, и тем самым позволяют в период осуществления пенсионером, получающим страховую пенсию по старости, работы и (или) иной деятельности – если при этом величина индивидуального пенсионного коэффициента, сформированного за календарный год исходя из начисленных и уплаченных страховых взносов, составила более 3 – производить перерасчет размера его пенсии не в полном объеме.

Более того, как полагает заявитель, не соответствует Конституции Российской Федерации, ее статьям 18, 19 (части 1 и 2), 35, 39, 45, 46 (часть 1), 53 и 55 (части 2 и 3), и пункт 2 статьи 13 Федерального закона «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации», поскольку допускает возможность отказа в возмещении пенсионеру ущерба (убытков) и морального вреда при несвоевременной выплате ему пенсии в полном объеме.

Позиция Конституционного Суда:

2. Конституция Российской Федерации, признавая Россию социальным государством, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека (статья 7, часть 1), и определяя в качестве одного из основных направлений социальной защиты обеспечение государственной поддержки пожилых граждан (статья 7, часть 2), закрепляет в числе основ правового статуса личности право каждого на социальное обеспечение, в частности, по возрасту (статья 17, часть 1; статья 39, часть 1; статья 64), а также относит определение условий и порядка реализации данного конституционного права к компетенции законодателя (статья 39, часть 2).

Одним из важнейших элементов социального обеспечения, охватывающего риски, связанные с потерей средств к существованию по не зависящим от человека причинам, является пенсионное обеспечение. В целях предоставления гражданам пенсий в соответствии с конституционными предписаниями в Российской Федерации формируется система пенсионного обеспечения граждан на основе принципов всеобщности, справедливости и солидарности поколений и поддерживается ее эффективное функционирование (статья 75, часть 6, Конституции Российской Федерации). Система пенсионного обеспечения с учетом экономических возможностей государства должна обеспечивать приемлемые условия для реализации своих прав теми, кто в силу возраста, состояния здоровья, иных не зависящих от них причин не может трудиться. Соответственно, одной из главных целей пенсионного обеспечения по старости является компенсация потерь от естественной (возрастной) утраты способности к труду, удовлетворение основных жизненных потребностей пенсионеров (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 2 апреля 2019 года № 854-О).

В Российской Федерации пенсионное обеспечение осуществляется в том числе в рамках системы обязательного пенсионного страхования, предусматривающей установление страхового обеспечения, в частности, в виде страховой пенсии по старости и фиксированной выплаты к ней при реализации страхового риска, под которым понимается утрата застрахованным лицом заработка (выплат, вознаграждений в его пользу) или другого дохода в связи с наступлением страхового случая – достижением пенсионного возраста (подпункт 2 пункта 1, пункты 1.1 и 2 статьи 7 Федерального закона от 16 июля 1999 года № 165-ФЗ «Об основах обязательного социального страхования»; статья 8, подпункты 1 и 4 пункта 1 статьи 9 Федерального закона «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации»; пункты 1 и 6 статьи 3 Федерального закона «О страховых пенсиях»).

Исходя из этого страховая пенсия по старости и фиксированная выплата к ней по своей правовой природе и предназначению направлены в первую очередь на восполнение утраты заработка (дохода), обусловленной объективной невозможностью продолжения трудовой деятельности (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 24 июня 2021 года № 1139-О).

3. С 1 января 2015 года страховые пенсии устанавливаются и выплачиваются в соответствии с Федеральным законом «О страховых пенсиях», которым введено новое правовое регулирование в части формирования пенсионных прав застрахованных лиц и исчисления размеров страховых пенсий. Данный Федеральный закон не исключает возможности назначения и выплаты страховой пенсии по старости и фиксированной выплаты к ней лицам, достигшим пенсионного возраста, в случае продолжения ими работы и (или) иной деятельности, в период осуществления которой начисляются и уплачиваются страховые взносы на обязательное пенсионное страхование. При этом в отличие от получателей страховой пенсии по старости, прекративших работу, такие граждане, реализовав свое право на пенсионное обеспечение в связи с достижением пенсионного возраста, не утрачивают заработок, сохраняют статус застрахованного лица в системе обязательного пенсионного страхования и продолжают формировать свои пенсионные права.

В частности, для этой категории граждан предусмотрен ежегодный перерасчет размера страховой пенсии в связи с увеличением по данным индивидуального (персонифицированного) учета в системе обязательного пенсионного страхования величины индивидуального пенсионного коэффициента исходя из суммы страховых взносов на страховую пенсию, не учтенных при определении величины индивидуального пенсионного коэффициента для исчисления размера страховой пенсии по старости при ее назначении (пункт 3 части 2 статьи 18 названного Федерального закона).

3.1. Индивидуальный пенсионный коэффициент представляет собой параметр, отражающий в относительных единицах пенсионные права застрахованного лица на страховую пенсию, сформированные с учетом начисленных и уплаченных в Пенсионный фонд Российской Федерации страховых взносов на страховую пенсию, предназначенных для ее финансирования, продолжительности страхового стажа, а также отказа на определенный период от получения страховой пенсии (пункт 3 статьи 3 Федерального закона «О страховых пенсиях»).

Величина индивидуального пенсионного коэффициента выступает важнейшим элементом формулы исчисления размера страховых пенсий, а также одним из условий назначения страховой пенсии по старости. В частности, размер страховой пенсии по старости при ее назначении определяется путем умножения индивидуального пенсионного коэффициента на стоимость одного пенсионного коэффициента по состоянию на день, с которого назначается страховая пенсия по старости. При этом с 1 января 2015 года страховая пенсия по старости назначается при наличии величины индивидуального пенсионного коэффициента не ниже 6,6 с последующим ежегодным увеличением на 2,4 до достижения величины 30. Величина же самого индивидуального пенсионного коэффициента, определяемого за каждый календарный год начиная с 1 января 2015 года с учетом ежегодных отчислений страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации, исчисляется путем деления суммы начисленных и уплаченных страховых взносов на страховую пенсию по старости на нормативный размер указанных страховых взносов с последующим умножением полученного результата на 10 (части 1 и 18 статьи 15, часть 3 статьи 35 названного Федерального закона).

Исходя из этого размер страховой пенсии по старости зависит от суммы начисленных и уплаченных за застрахованное лицо страховых взносов. Однако, как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 24 февраля 1998 года № 7-П, уплатой такого рода взносов обеспечиваются не только частные интересы застрахованных, но и публичные интересы, связанные с реализацией принципа социальной солидарности поколений.

3.2. С учетом установления Правительством Российской Федерации предельной величины базы для начисления страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации федеральный законодатель предусмотрел максимальное учитываемое при исчислении (перерасчете) размера страховой пенсии по старости значение индивидуального пенсионного коэффициента за каждый календарный год. Согласно части 4 статьи 35 Федерального закона «О страховых пенсиях» в период с 2015 года по 2020 год это значение определялось согласно приложению 4 к данному Федеральному закону и составляло от 7,39 – для застрахованных лиц, за которых страховые взносы на формирование накопительной пенсии не начисляются и не уплачиваются, и 4,62 – для застрахованных лиц, за которых такого рода взносы начисляются и уплачиваются (в 2015 году) до 9,57 и 5,98 соответственно (в 2020 году). С 2021 года максимальное значение индивидуального пенсионного коэффициента, определяемое за каждый календарный год, по общему правилу учитывается в размере не свыше 10 – для застрахованных лиц, у которых в соответствующем году не формируются пенсионные накопления за счет страховых взносов на обязательное пенсионное страхование, и не свыше 6,25 – для застрахованных лиц, у которых в соответствующем году формируются пенсионные накопления за счет страховых взносов на обязательное пенсионное страхование (часть 19 статьи 15 названного Федерального закона).

В то же время при перерасчете страховой пенсии, предусмотренном пунктом 3 части 2 статьи 18 Федерального закона «О страховых пенсиях», максимальное значение индивидуального пенсионного коэффициента учитывается в размере равном 3 – для застрахованных лиц, у которых в соответствующем году не формируются пенсионные накопления за счет страховых взносов на обязательное пенсионное страхование, и 1,875 – для застрахованных лиц, у которых в соответствующем году формируются пенсионные накопления за счет страховых взносов на обязательное пенсионное страхование (часть 4 статьи 18 данного Федерального закона). Такое правовое регулирование распространяется, в частности, на лиц, достигших пенсионного возраста и реализовавших право на страховую пенсию по старости и фиксированную выплату к ней, в случае продолжения ими работы и (или) иной деятельности, в период осуществления которой начисляются и уплачиваются страховые взносы на обязательное пенсионное страхование.

Таким образом, при проведении ежегодного перерасчета размера назначенной указанным лицам страховой пенсии по старости в связи с увеличением величины индивидуального пенсионного коэффициента исходя из суммы страховых взносов, не учтенных при определении величины данного коэффициента для исчисления размера страховой пенсии при ее назначении, применяются пониженные – в сравнении с общеустановленными – предельные (максимальные) значения индивидуального пенсионного коэффициента.

3.3. Между тем, устанавливая такого рода правовое регулирование, федеральный законодатель одновременно предоставил лицам, достигшим пенсионного возраста и имеющим право на страховую пенсию по старости и фиксированную выплату к ней, в случае отложения ими момента реализации своего права на пенсионное обеспечение и продолжения работы и (или) иной деятельности, в период осуществления которой начисляются и уплачиваются страховые взносы на обязательное пенсионное страхование, возможность получения в дальнейшем соответствующего пенсионного обеспечения в повышенном размере.

В частности, Федеральный закон «О страховых пенсиях» предусматривает повышающие коэффициенты в отношении величины индивидуального пенсионного коэффициента для исчисления размера страховой пенсии по старости, а также в отношении размера фиксированной выплаты к страховой пенсии по старости (часть 17 статьи 15 и часть 5 статьи 16). Эти повышающие коэффициенты установлены дифференцированно в зависимости от количества полных месяцев, истекших со дня возникновения права на страховую пенсию по старости до момента его реализации (дня назначения указанной пенсии) (приложения 1 и 2 к данному Федеральному закону).

При этом в отношении застрахованных лиц, достигших пенсионного возраста и имеющих, но не реализовавших право на страховую пенсию по старости и фиксированную выплату к ней, в случае продолжения ими работы и (или) иной деятельности, в период осуществления которой начисляются и уплачиваются страховые взносы на обязательное пенсионное страхование, при определении величины их индивидуального пенсионного коэффициента за календарный год применяются общеустановленные максимальные значения – не свыше 10 (6,25).

Следовательно, в системе действующего правового регулирования для застрахованных лиц, достигших пенсионного возраста и имеющих право на страховую пенсию по старости и фиксированную выплату к ней, предусмотрено право выбора наиболее благоприятного для них варианта формирования обязательного пенсионного обеспечения в период дальнейшего осуществления ими работы и (или) иной деятельности. Продолжая трудиться, они имеют возможность либо отложить назначение страховой пенсии по старости с целью последующего увеличения ее размера за счет применения повышающих коэффициентов и увеличения индивидуального пенсионного коэффициента исходя из суммы фактически уплаченных страховых взносов (но не свыше общеустановленного максимального значения), либо – наряду с заработной платой (доходами от осуществления иной деятельности) – получать назначенную им страховую пенсию по старости и фиксированную выплату к ней с ежегодным перерасчетом размера страховой пенсии, однако с применением пониженного максимального значения индивидуального пенсионного коэффициента.

4. Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно указывал, что конституционный принцип равенства, гарантируя одинаковые права и обязанности для лиц, относящихся к одной категории субъектов права, не исключает возможности установления дифференцированного режима для различных категорий лиц, если соответствующая дифференциация обусловлена объективными факторами и не носит произвольного, дискриминирующего характера (определения от 25 октября 2018 года № 2706-О, от 25 апреля 2019 года № 1088-О и др.).

В силу этого, а также с учетом цели, правовой природы и предназначения страховой пенсии по старости и фиксированной выплаты к ней факт реализации права на указанную пенсию и фиксированную выплату к ней лицом, продолжающим работу и (или) иную деятельность, в период которой за это лицо работодателем или им самостоятельно уплачиваются страховые взносы на обязательное пенсионное страхование, может выступать в качестве объективного и допустимого критерия дифференциации при определении размера данных видов обязательного страхового обеспечения, выплачиваемого в период осуществления такого рода деятельности.

Таким образом, оспариваемые В.Н.Засухиным положения частей 1, 2 и 4 статьи 18 Федерального закона «О страховых пенсиях» в их нормативной связи с пунктом 1 статьи 7 Федерального закона «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации», предоставляя лицам, которые после назначения им страховой пенсии по старости продолжают осуществлять работу и (или) иную деятельность и формировать свои пенсионные права через уплату страховых взносов на обязательное пенсионное страхование, возможность увеличения размера пенсионного обеспечения путем его перерасчета, являются элементами правового механизма реализации конституционного права граждан на социальное обеспечение, приняты в рамках дискреционных полномочий законодателя и не могут расцениваться как нарушающие права заявителя, который, реализовав свое право на получение страховой пенсии по старости в 2016 году (т.е. уже в период действия оспариваемого правового регулирования) и при этом продолжая трудовую и (или) предпринимательскую деятельность, избрал на период осуществления той и (или) иной деятельности соответствующий вариант определения размера пенсионного обеспечения и получает страховую пенсию по старости и фиксированную выплату к ней наряду с доходами от указанных видов деятельности.

5. Что же касается оспариваемого заявителем пункта 2 статьи 13 Федерального закона «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации», то, как следует из представленных материалов, суды общей юрисдикции при рассмотрении дела В.Н.Засухина признали правомерными действия органа, осуществляющего пенсионное обеспечение, при перерасчете страховой пенсии заявителя на основании данных, имеющихся в распоряжении указанного органа по состоянию на день вынесения решений о перерасчете, а также установили отсутствие оснований для выплаты ему страховой пенсии по старости в более высоком размере. Следовательно, вопреки утверждениям заявителя, в возмещении ущерба (убытков) и морального вреда ему было отказано не на основании названного законоположения, а в связи с отсутствием самого факта несвоевременной выплаты ему страховой пенсии по старости.

Таким образом, и в этой части жалоба В.Н.Засухина не может рассматриваться как отвечающая критериям допустимости обращений в Конституционный Суд Российской Федерации

Решение Суда:

Отказать в принятии к рассмотрению жалобы.