Телефон подписки
8 (800) 505-29-85

 

Журнал для профессионалов в налогообложении
Интеллектуальная поддержка "Пепеляев Групп"

Определение КС РФ от 28.01.2021 № 177-О об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Плешакова Олега Анатольевича на нарушение его конституционных прав пунктом 1 статьи 131 Гражданского кодекса Российской Федерации и пунктом 9 статьи 33 Воздушного кодекса Российской Федерации

28, Января 2021

Суть жалобы:

По мнению заявителя, оспариваемые нормы не соответствуют статьям 34 (часть 1), 35 (часть 2), 44 (часть 1) и 57 Конституции Российской Федерации, поскольку по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, допускают начисление транспортного налога не эксплуатирующему воздушное судно собственнику.

Позиция Конституционного Суда:

Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

По смыслу взаимосвязанных положений статьи 357 и пункта 1 статьи 358 Налогового кодекса Российской Федерации, плательщиком транспортного налога, по общему правилу, признается лицо, на которое в соответствии с законодательством Российской Федерации зарегистрировано транспортное средство, в том числе самолет или иное воздушное транспортные средство. Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, федеральный законодатель, устанавливая в главе 28 Налогового кодекса Российской Федерации транспортный налог, связал возникновение объекта налогообложения с фактом регистрации транспортного средства на налогоплательщика, что само по себе не может расцениваться как нарушение прав налогоплательщиков (определения от 29 сентября 2011 года № 1267-О-О, от 24 декабря 2012 года № 2391-О, от 26 апреля 2016 года № 873-О, от 17 декабря 2020 года № 2864-О и др.).

Оспариваемый заявителем пункт 9 статьи 33 Воздушного кодекса Российской Федерации, определяющий, что государственная регистрация прав собственности и иных вещных прав на воздушное судно, ограничение этих прав, их возникновение, переход и прекращение, а также установление порядка государственной регистрации и оснований для отказа в государственной регистрации прав на воздушное судно и сделок с ним осуществляются в соответствии со статьей 131 ГК Российской Федерации, носит бланкетный характер и направлен на конкретизацию правового регулирования в данной области.

Пункт 1 статьи 131 ГК Российской Федерации, также оспариваемый заявителем, закрепляет необходимость совершения указанных регистрационных действий в отношении прав и ограничений на недвижимые вещи, в частности воздушные судна. Данная норма направлена на реализацию принципов публичности и достоверности сведений о правах на объекты недвижимого имущества и их правообладателях, создает гарантии надлежащего выполнения сторонами обязательств и, следовательно, способствует упрочению и стабильности гражданского оборота в целом (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 4 июня 2015 года № 13-П; определения Конституционного Суда Российской Федерации от 5 июля 2001 года № 132-О и № 154-О).

Что же касается государственной регистрации и государственного учета воздушных судов, то их порядок регламентируется пунктами 1–8 статьи 33 Воздушного кодекса Российской Федерации. В частности, порядок ведения Государственного реестра гражданских воздушных судов Российской Федерации установлен Административным регламентом Федерального агентства воздушного транспорта предоставления государственной услуги по государственной регистрации гражданских воздушных судов и ведению Государственного реестра гражданских воздушных судов Российской Федерации (утвержден приказом Министерства транспорта Российской Федерации от 5 декабря 2013 года № 457). В силу пункта 2 этого Административного регламента заявителями при предоставлении данной государственной услуги выступают собственники гражданских воздушных судов, а также их представители, которые вправе обратиться как за внесением изменений в указанный Государственный реестр при изменении собственника гражданского воздушного судна (пункт 17.2), так и за исключением данных о гражданском воздушном судне из Государственного реестра в установленных случаях (пункты 17.6–17.8), что впоследствии и было сделано заявителем.

Указанное правовое регулирование позволяет достичь отсутствия принципиальных расхождений между сведениями о собственнике воздушного судна, содержащимися в Едином государственном реестре прав на воздушные суда и сделок с ними и Государственном реестре гражданских воздушных судов Российской Федерации. С учетом же того, что в деле с участием заявителя судами было установлено, что в спорный период времени право на воздушное судно было зарегистрировано за О.А.Плешаковым, а само воздушное судно было в зарегистрировано в Государственном реестре гражданских воздушных судов с присвоением ему опознавательного знака (что не было им оспорено), то нет оснований полагать нарушенными его конституционные права в конкретном деле.

Таким образом, оспариваемые положения не могут расцениваться как нарушающие в обозначенном в жалобе аспекте конституционные права заявителя.

Решение Суда:

Отказать в принятии к рассмотрению жалобы.