Телефон подписки 8-800-555-66-00

Журнал для профессионалов в налогообложении
Интеллектуальная поддержка "Пепеляев Групп"

Новый механизм выявления налоговых преступлений продуманно сложен

13, Декабря 2012
И.Н. Соловьев, 
докт. юрид. наук, профессор, 
заслуженный юрист РФ
 
Известный эксперт, заслуженный юрист РФ Иван Николаевич Соловьев рассказывает читателям о новых составах экономических преступлений, об изменении подследственности налоговых преступлений, о соотношении доказательств уголовного и арбитражного процессов, о борьбе с фирмами-однодневками1
 
 
БИОГРАФИЯ
Родился в 1970 г. в Москве. Окончил исторический и юридический факультеты МГУ им. М.В. Ломоносова. 

На правоохранительной службе с 1995 г. 

Работал в налоговой полиции в аналитических, оперативных, следственных и правовых подразделениях. В 2002 г. был назначен начальником отдела дознания ФСНП России, затем заместителем начальника Правового управления ФСНП России.

В апреле 2003 г. перешел на службу в МВД России, возглавлял Управление судебно-правовой защиты и Уголовно-правовое управление, в 2010–2011 гг. – заместитель начальника Правового департамента. 

В настоящее время – руководитель аппарата Комитета Государственной Думы ФС РФ по безопасности и противодействию коррупции.
Научная и преподавательская деятельность

В настоящее время – профессор кафедры налогового права Всероссийской государственной налоговой академии Минфина России (с сентября 2005 г.); профессор кафедры уголовной политики и организации предупреждения преступлений Академии управления МВД России.

Принимает активное участие в научно-исследовательской работе. Опубликовал более 200 научных трудов по вопросам уголовной ответственности за совершение преступлений в экономической сфере, налогового контроля, налогового процесса, правовым проблемам, связанным с реализацией прав и обязанностей органов внутренних дел в оперативно-разыскной и проверочной деятельности, предупреждения и пресечения преступлений.

Автор книг: «Уголовная ответственность за уклонение от уплаты налогов и сборов», «Налоговые преступления в торговле. Комментарий к проверкам и уголовным делам», «Налоговые преступления на рынке недвижимости», «Как избежать ошибок при налоговом планировании. Налоговые санкции», «Налоговая амнистия», «Оперативно-разыскная деятельность в сфере экономики и налогообложения», «Опасные финансовые схемы. Фирмы-однодневки» и др. 
 

– Компетенция органов внутренних дел по раскрытию и расследованию налоговых преступлений претерпела существенные изменения. Как Вы считаете, эффективен ли предложенный законодателем механизм борьбы с налоговыми преступлениями? Сформированы ли способы и порядок взаимодействия налоговых органов и полиции?

– Задуманный и реализованный на практике новый механизм выявления, пресечения и расследования налоговых преступлений – пример того, каким этот механизм быть не должен. Он настолько продуманно сложен и многоступенчат, что даже странно, что налоговые преступления еще выявляются. 

Сегодня в России в рассматриваемой нами сфере полномочия между собой делят три самодостаточных, сильных и влиятельных ведомства. На деле такое распыление функций приводит к отсутствию ответственности – есть прекрасная возможность до бесконечности кивать друг на друга, выясняя, какое из звеньев слабое или лишнее.
Действующее законодательство и организационная структура правоохранительных и контролирующих органов не отвечают ни целям и задачам предупреждения налоговых преступлений, ни эффективной борьбе с  ними. И проведение совместных коллегий ситуацию не спасает, а создает лишь видимость некой совместной деятельности для самоуспокоения и получения хоть каких-то результатов.

РЕОРГАНИЗАЦИЯ МЕХАНИЗМА БОРЬБЫ С НАЛОГОВЫМИ ПРЕСТУПЛЕНИЯМИ
Законом «О полиции» к компетенции полиции отнесено выявление налоговых преступлений с последующим направлением материалов в налоговые органы для принятия по ним решений. С 1 января 2012 г. предварительное расследование уголовных дел по налоговым преступлениям изъято у следователей органов внутренних дел и отнесено к компетенции следователей Следственного комитета РФ. 

С 7 декабря 2011 г. Федеральным законом от 06.12.2011 № 407-ФЗ изменен порядок возбуждения уголовных дел по налоговым преступлениям: поводом для возбуждения дела служат только материалы налоговых органов, направленные для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.

СТАТИСТИКА
(по данным ГИАЦ МВД России)
Начиная с 2010 г. наблюдается стабильное, на уровне 30-40%, ежегодное сокращение количества противоправных деяний в сфере налогообложения. 

За 9 месяцев 2012 г. выявлено 5 301 налоговое преступление (минус 31% к 2011 г.), из них расследовано 4 433 уголовных дела: 2 589 – СК России и 1 819 – органами внутренних дел (в период полицейской подследственности налоговых преступлений).
По ст. 173 УК РФ «Лжепредпринимательство» осуждено: 
• в 2009 г. – 55 человек (из них 11 – к реальному лишению свободы);
• в 2010 г. – 9 человек (из них ни одного – к реальному лишению свободы).
В декабре 2011 г. – октябре 2012 г. зарегистрировано (ведется предварительное следствие):
• по ст. 173.1 УК РФ «Незаконное образование (создание, реорганизация) юридического лица» – 50 преступлений;
• по ст. 173.2 «Незаконное использование документов для образования (создания, реорганизации) юридического лица» – 3 преступления.
 

– Как сказалось разделение оперативно-разыскных действий и следствия на статистике налоговых преступлений, на количестве заказных налоговых дел? 

– Во-первых, я бы не стал говорить о заказных налоговых делах как о какой-то системе ни раньше, ни тем более сейчас. 
Возможность использования уголовного законодательства в конкурентной борьбе реализуется по двум причинам: несовершенство самой уголовно-правовой нормы и отсутствие правовой культуры на фоне готовности к нарушению или непосредственно нарушения уголовно-правовых запретов самими налогоплательщиками. Действующие с 2003 г. составы налоговых преступлений сформулированы таким образом, что создают серьезный барьер для эффективной правоохранительной работы. Я уже не говорю о переменах, произошедших в 2009–2011 гг. 

Думаю, что сегодня – кто ни попроси или сколько ни предложи – здравомыслящих охотников сделать «заказ» с использованием налогового состава УК РФ не найдется. В конце концов улики по налоговому преступлению невозможно подбросить как оружие или наркотики, не найдешь и липового потерпевшего. Должна быть некая сумма недоимки, подпадающая под уголовно-правовые критерии и некие действия, направленные на то, чтобы эту недоимку не платить. Прибавим сюда обязанность прекращения уголовного преследования на любой стадии в случае возмещения неуплаченных налогов, пеней и штрафов, и можно смело делать вывод о том, что не только простые граждане и предприниматели, но и махровые налоговые уклонисты могут спать спокойно – за ними никто не придет.

– Одно из важных полномочий органов внутренних дел – участие в выездных налоговых проверках. Ранее, по статистике МВД России, по материалам проверок налоговых органов возбуждалось менее 5% уголовных дел, остальные налоговые дела возбуждались по результатам самостоятельных проверок органов внутренних дел. Влияет ли участие сотрудников внутренних дел в выездных налоговых проверках на перспективу возможного возбуждения уголовного дела за совершение налогового преступления впоследствии? 

– Однозначно. Участие сотрудников органов внутренних дел в выездных налоговых проверках существенно повышает эффективность таких проверок и снижает их коррупционный потенциал.

В то же время, с одной стороны, налоговые органы утверждают, что полицейские ничего не понимают в налогах, с другой – стиль и содержание общения отдельных представителей налоговых органов с налогоплательщиками еще далек от европейских стандартов и, как следствие, – конфликты, угрозы в адрес проверяющих (словесные, а иногда и физические). Тут-то и вспоминают о пользе присутствия полицейских.

Однако когда в проведении совместной проверки заинтересованы сотрудники органов внутренних дел, попасть в уже сверстанный план проверочных мероприятий, как правило, практически невозможно. Поэтому совместная проверочная деятельность носит спорадический, бессистемный характер и не отвечает интересам ни налоговой службы, ни органов внутренних дел.

Несколько изменить ситуацию призвано письмо ФНС России от 24.08.2012 № АС-4-2/14007, где перечислены случаи, в которых налоговые органы в обязательном порядке должны инициировать привлечение сотрудников органов внутренних дел для участия в выездных налоговых проверках.

– Привлекают ли следователи СК России оперативных сотрудников органов внутренних дел при проведении доследственных проверок в порядке статей 144–145 УПК РФ? Чем, помимо общих норм, определяется порядок такого взаимодействия? Каков алгоритм действий органов внутренних дел после привлечения к участию в доследственной проверке? Сотрудники каких структурных подразделений МВД России занимаются этой работой?

– Действительно, ранее совместный приказ МВД России и ФНС России2 содержал порядок направления материалов из налоговых органов в органы внутренних дел, однако в связи с изменением подследственности в этой части утратил силу.

В настоящее время этот порядок является предметом межведомственного взаимодействия ФНС России и СК России. 

Подразделения органов внутренних дел по налоговым преступлениям ликвидированы. Существовавшее ранее деление УБЭПа на отдел по экономическим преступлениям и отдел по налоговым преступлениям также отменено. В рамках подразделений по экономической безопасности и противодействию коррупции, как правило, отдельная оперативно-разыскная часть (ОРЧ) специализируется на выявлении налоговых преступлений, хотя такое линейное закрепление в названии подразделения не отражается. В любой момент эта специализация может быть скорректирована применительно к иным задачам.

НОВЫЕ СОСТАВЫ УК РФ

Статья 173.1 УК РФ – образование (создание, реорганизация) юридического лица через подставных лиц. 

Часть 1 ст. 173.2 УК РФ – предоставление документа, удостоверяющего личность, или выдача доверенности, если эти действия совершены для образования (создания, реорганизации) юридического лица в целях совершения одного или нескольких преступлений, связанных с финансовыми операциями либо сделками с денежными средствами или иным имуществом. 

Часть 2 ст. 173.2 УК РФ – приобретение документа, удостоверяющего личность, или использование персональных данных, полученных незаконным путем, если эти деяния совершены для образования (создания, реорганизации) юридического лица в целях совершения одного или нескольких преступлений, связанных с финансовыми операциями либо сделками с денежными средствами или иным имуществом.
 

– На практике какие материалы налоговых проверок и в течение какого времени передаются налоговыми органами в следственные органы? Соблюдается ли предусмотренный НК РФ порядок3 или достаточно акта проверки с выводами налогового органа о возможно допущенных нарушениях?

– В ходе совместной межведомственной работы ситуацию с качеством и содержанием материалов, поступающих из налоговых органов в следственные, в целом удается корректировать в лучшую сторону. Постепенно в прошлое уходит формализм в данном вопросе, когда материалы направлялись только лишь исходя из величины имеющейся недоимки, без учета иных объективных и субъективных факторов. 

Конечно же, все, о чем Вы упомянули в своем вопросе, учитывается при подготовке материалов. Нет двух одинаковых материалов с признаками налогового преступления. Поэтому специалисты могут исходить из совокупности всех имеющихся данных, в том числе и дальнейшего характера поведения налогоплательщика (его представителя) – правомерного, направленного на возмещение причиненного государству ущерба, или неправомерного, направленного на затягивание компенсационных процедур.

– Раньше органы внутренних дел, будучи наделенными полномочиями по возбуждению и расследованию дел по налоговым преступлениям и зная о том, что налогоплательщиком решение налогового органа обжаловано в арбитражный суд, старались дожидаться решения суда. Как обстоит дело сейчас? 

– Безусловно, эти факторы учитываются, и указанные Вами ситуации нередки. Сразу отмечу важный момент: уголовный и арбитражный процессы являются абсолютно разными по характеру доказательств, представляемых в суд.
До вступления в силу Закона от 29.12.2009 № 383-ФЗ вопрос рассмотрения судами общей юрисдикции уголовных дел и оценки доказательств с учетом решений арбитражных судов оставался открытым. В ряде случаев судами принимались решения о прекращении дел по реабилитирующим основаниям только на основе выводов арбитражных судов. При этом суды не приостанавливали производство по делу до принятия решения по уголовному делу. 

В последнее десятилетие арбитражные суды демонстрировали порой абсолютно разный подход к оценке факта уголовного производства по материалам, рассматриваемым и в рамках арбитражного процесса.

В новой редакции статьи 90 УПК РФ установлено, что обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором либо иным вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства, признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки. 

Законодатель попытался поставить жирную точку в решении проблемы доказательственного значения решения арбитражных судов по налоговым спорам для уголовных дел по налоговым преступлениям – по замыслу, в случае признания решения налогового органа незаконным уголовное дело возбуждаться (или продолжаться расследование по уже возбужденному делу) не должно. Однако и в этом случае все не так просто.

С моей точки зрения, из буквального толкования положений статьи 90 УПК РФ следует, что само по себе решение арбитражного суда, принятое в пользу налогоплательщика, не может в полной мере свидетельствовать об отсутствии оснований для привлечения его к уголовной ответственности. Арбитражным судом в решении могут быть отражены лишь определенные обстоятельства, с точки зрения конкретного судьи свидетельствующие в пользу налогоплательщика. Но нельзя не учитывать, что в арбитражном суде не всегда могут быть исследованы в полном объеме обстоятельства, подлежащие установлению в ходе проведения предварительного расследования и необходимые для привлечения лица в качестве обвиняемого в уголовном процессе. Например, арбитражные суды не всегда принимают в качестве допустимых доказательств материалы оперативно-разыскной деятельности.

Таким образом, решение арбитражного суда, принятое в пользу налогоплательщика, но не содержащее относимых, допустимых и достаточных доказательств его невиновности в совершении уголовного преступления, не может служить единственным основанием для принятия процессуального решения об отказе в возбуждении уголовного дела или его прекращении по реабилитирующим основаниям. Вынесенные в пользу налогоплательщиков решения арбитражных судов подлежат соответствующей правовой оценке в совокупности с иными собранными доказательствами по материалам доследственной проверки или уголовного дела по правилам статьи 88 УПК РФ.

– Как Вы считаете: если решение налогового органа, которое послужило основанием для возбуждения уголовного дела, признано арбитражным судом недействительным, какое процессуальное решение должно быть принято следственным органом – об отмене постановления о возбуждении уголовного дела или о прекращении уголовного дела? Если да, то по какому основанию: за отсутствием события или состава преступления? 

– Надо смотреть на основания признания решения налогового органа недействительным. 

Если арбитражный суд установил факт отсутствия нарушения налогового законодательства как такового или сумма уклонения от уплаты налогов оказалась ниже уровня размеров крупного ущерба, предусмотренного примечаниями «налоговых» статей УК РФ, уголовное дело может быть прекращено по реабилитирующему основанию. Если же в основе такого решения лежат иные мотивы – нарушение налоговым органом процессуальных норм, недостаточность доказательственной базы, признание отдельных доказательств недопустимыми, не относимыми или недостаточными, – о прекращении уголовного дела, с моей точки зрения, говорить преждевременно.

Например, то же мошенничество может рассматриваться как уголовно наказуемое деяние (хищение путем обмана или злоупотребления доверием в крупных размерах) в уголовном процессе и как невыполнение взятых на себя гражданско-правовых обязательств в гражданском или арбитражном процессе. Получается, что если по каким-либо причинам суд отклонит иск потерпевшей стороны, то и состав мошенничества автоматически декриминализируется? Несомненно, нет. Решение суда будет оцениваться в уголовном процессе наряду с другими доказательствами и не должно ложиться в основу решения суда по уголовному делу при наличии иных обстоятельств и доказательств.

Следует также учитывать положения Постановления КС РФ от 21.12.2011 № 30-П.

ИЗ ПОСТАНОВЛЕНИЯ КС РФ ОТ 21.12.2011 № 30-П
«По делу о проверке конституционности положений статьи 90 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой граждан В.Д. Власенко и Е.А. Власенко»:

- фактические обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом, разрешившим дело по существу в порядке гражданского судопроизводства, сами по себе не предопределяют выводы суда о виновности обвиняемого по уголовному делу, которая устанавливается на основе всей совокупности доказательств, включая не исследованные при разбирательстве гражданского дела доказательства, подлежащие рассмотрению в установленных уголовно-процессуальным законом процедурах, что в дальнейшем может повлечь пересмотр гражданского дела по вновь открывшимся обстоятельствам;

- признание при рассмотрении уголовного дела преюдициального значения фактических обстоятельств, установленных вступившим в законную силу судебным актом, разрешившим дело по существу в порядке гражданского судопроизводства, не может препятствовать рассмотрению уголовного дела на основе принципа презумпции невиновности лица, обвиняемого в совершении преступления, которая может быть опровергнута только посредством процедур, предусмотренных уголовно-процессуальным законом, и только в рамках уголовного судопроизводства.
 

– С Вашей точки зрения, может ли быть возбуждено уголовное дело, если после проигрыша в суде налогоплательщик спорную недоимку, а также штрафы и пени погасил?

– С формальной точки зрения может быть возбуждено, так как признаки и факт совершения преступления налицо. Однако если налогоплательщик представит следователю документы о погашении недоимки и уплате штрафов и пеней, то такое уголовное дело впоследствии должно быть прекращено по соответствующему примечанию к «налоговой» статье УК РФ.

– Несколько вопросов о так называемых фирмах-однодневках. Как Вы относитесь к новым составам УК РФ, введенным Федеральным законом от 07.12.2011 № 419-ФЗ? 

– Проблеме использования юридических лиц для совершения различных правонарушений и преступлений уже более двух десятков лет – с начала серьезных экономических преобразований в нашей стране в девяностые годы ХХ в. Но почему-то государство практически всегда оказывалось на шаг позади тех, кто использовал фиктивные юридические лица в своей деятельности. 

До последнего времени современное правовое регулирование не могло предложить сколько-нибудь эффективного механизма, препятствующего появлению проблемных (подставных) юридических лиц: регистрация юридических лиц носит заявительный характер, регистрирующие органы не вправе проводить экспертизу представляемых документов, а правоохранители не имеют достаточных правовых оснований для полноценной работы, так как такие деяния не были криминализированы.

Когда-то с чего-то надо было начинать. Скажу откровенно, отношусь к упомянутым законодательным новеллам положительно, но как к некоему «пробному шару». Надо смотреть, как они будут работать, анализировать, делать выводы. В любом случае это отличный опыт на будущее: что учесть, каких ошибок избежать, как сделать уголовно-правовую норму эффективной или хотя бы работающей.

– Составы преступлений, предусмотренных статьями 173.1, 173.2 УК РФ, сходны с декриминализированным Федеральным законом от 07.04.2010 № 60-ФЗ составом статьи 173 УК РФ «Лжепредпринимательство»4, поскольку он практически не применялся из-за неопределенности формулировки, а также в связи с тем, что предусмотренные им деяния охватывались другими составами преступлений. Считаете ли Вы, что новые статьи УК РФ будут работать более эффективно?

– Говоря о проблемных вопросах уголовно-правовой квалификации рассматриваемых нами противоправных деяний, отметим, что взятый курс на декриминализацию экономических преступлений повлиял и на эффективность противодействия созданию проблемных юридических лиц. 

В большинстве статей УК РФ, по которым до настоящего времени квалифицировались преступления, содержащие в себе признаки лжепредпринимательства (например, ст. 176, 193, 194, 199), предусмотрен специальный субъект – лицо, выполняющее исполнительно-распорядительные функции (директор, бухгалтер и т. д.). Соответственно, учредители либо иные лица, осуществившие официальную регистрацию юридического лица, в том числе с помощью поддельных, потерянных или похищенных документов, при невозможности квалифицировать их деяния как преступные фактически избегали уголовной ответственности. Квалификация их действий как мошенничества не всегда возможна, поскольку «лжепредприятие» создается не только для совершения хищений чужого имущества, но и в целях освобождения от налогов или обеспечения совершения преступлений, связанных с терроризмом, контрабандой, отмыванием криминальных доходов.

Тем неожиданнее, что после почти двадцати лет разговоров и полумер введена уголовная ответственность за незаконное образование (создание, реорганизацию) юридического лица, а также за незаконное использование документов для этого.
Я думаю, что ни у кого из опытных специалистов не было иллюзий относительно того, что новые статьи сразу заработают, сотрудники полиции бросятся регистрировать материалы, а участники холдингов по регистрации однодневок, опустив головы, уйдут в глубокое подполье или откажутся от своих преступных намерений.

Подчеркну, что статьи сформулированы достаточно витиевато, начали работать недавно, следственная практика пока не сформирована. Не нужно делать поспешных выводов, давайте дадим нашим правоохранителям и судам время.

И еще, на мой взгляд, для профилактики подобного рода противоправных деяний было бы неплохо подробно освещать такие уголовные дела в СМИ. В общественном сознании должен сформироваться отрицательный образ не только тех, кто организует и зарабатывает на схемах с использованием фирм-однодневок, но и тех, кто такие услуги использует в своих бизнес-проектах.

– Устанавливающий преступность деяния уголовный закон, усиливающий наказание или иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет (ст. 10 УК РФ). Означает ли это, что все совершенные до 19 декабря 2011 г.5 действия, подпадающие под статьи 173.1 и 173.2, не признаются уголовно-наказуемыми и лица, их совершившие, могут «спать спокойно»? Не этим ли объясняется, что выявленные налоговыми органами фирмы-однодневки продолжают существовать, а их руководители и учредители к уголовной ответственности не привлекаются?

– Я думаю, что в перечне причин, обусловливающих дальнейшее процветание бизнеса с использованием фирм-однодневок, норма об обратной силе уголовного закона занимает далеко не лидирующее место.
Если вспомнить историю подготовки, сопровождения и принятия Федерального закона № 419-ФЗ, то можно с уверенностью сказать, что это не то оружие, с помощью которого можно было бы в короткие сроки и с высокой долей эффективности справиться с проблемой глубокого интегрирования нелегальных схем по созданию фирм-однодневок в обычаи делового оборота и экономику страны.

До сих пор нет единого понимания того, что только комплекс мер правового, организационного, правоохранительного, судебного, научного характера может радикально сдвинуть ситуацию с мертвой точки. При широкой разъяснительной работе (если хотите – государственной пиар-кампании) с одновременной опорой на твердую и однозначную политическую волю руководства страны.

– Сейчас государство проводит широкомасштабную кампанию по бескомпромиссной борьбе с фирмами-однодневками6. Считаете ли Вы, что государство, вводя в УК РФ новые составы, предполагает реально поменять правила игры, исключив из цепочки бизнес-процессов явно криминальные схемы, влекущие недополучение бюджетом значительных сумм налогов? 

– Вы знаете, всему настает свое время. Когда-то полукриминальные схемы с использованием однодневок помогали бизнесу встать на ноги. Тогда было другое время, другой уровень налогообложения, правосознания, культуры, законопослушности и т. д. Выходили противоречивые письма Госналогслужбы, порой взаимоисключающей была и судебная практика.

Сегодня экономика страны и бизнес стоят на совершенно иной ступени развития. Фирмы-однодневки, обналичивание, лжеэкспорт – это пережитки прошлого, эпохи финансового и налогового «средневековья».

За последние несколько лет сняты практически все законодательные, административные и правоохранительные барьеры для бизнеса. Окреп и профессионально вырос консультационно-юридический бизнес. Вынужденная необходимость работать нечестно или невозможность и нерентабельность работать честно отпали. В такой обстановке государство вправе менять правила игры и требовать от бизнеса таких же шагов навстречу.

– Что делает и планирует делать МВД России для профилактики и борьбы с такими фирмами? Не планируется ли ужесточение контроля над учредителями фирм при их регистрации? Что мешает полиции проводить в отношении фирм, сомнительных с точки зрения налоговых органов, оперативно-разыскные мероприятия и их результаты сообщать налоговым органам для принятия соответствующих мер? 

– Противодействие фирмам-однодневкам – это забота не одного только МВД России. Нужно менять отношение к этому вопросу всего бизнес-сообщества, повышать ответственность перед людьми, которые живут за счет бюджетных выплат. 
Участок ответственности полицейских – подготавливаемое, совершаемое или совершенное преступление. А вот как сделать использование фирм-однодневок невыгодным, чтобы возможный ущерб от работы с ними превышал возможную прибыль – вопрос не только и не столько уголовного законодательства.

Бесспорно, взаимодействие налоговых и правоохранительных органов в области противодействия фирмам-однодневкам налажено давно, есть соответствующие наработки и методики. Говорить о проведении оперативно-разыскных мероприятий по информации налоговых органов не приходится, так как это напрямую противоречит Закону об ОРД и позиции КС РФ.

ИЗ ОПРЕДЕЛЕНИЯ КС РФ ОТ 14.07.1998 № 86-О
по делу о проверке конституционности отдельных положений Закона «Об оперативно-разыскной деятельности» по жалобе гражданки И.Г. Черновой

Одним из оснований проведения оперативно-разыскных мероприятий являются ставшие известными органам, занимающимся оперативно-разыскной деятельностью, сведения о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, если нет достаточных данных для возбуждения уголовного дела. Под противоправным деянием Закон об ОРД подразумевает лишь уголовно-наказуемое деяние, то есть преступление.
6 Последний раз кампания такого уровня проводилась с сентября 2006 г. по январь 2007 г. после убийства первого заместителя председателя Банка России Андрея Козлова. Привело это, как известно, лишь к некоторому переделу этого сектора банковских услуг.
 

Поэтому по деятельности сомнительных, с точки зрения налоговых органов, юрлиц проводить оперативно-разыскные мероприятия без четкой информации о совершенном преступлении сотрудники органов внутренних дел не имеют законного основания.
 
Решение проблемы – в комплексном взаимодействии всех заинтересованных в искоренении фирм-однодневок субъектов: от законопослушных предпринимателей, для которых их коллеги, пользующиеся услугами проблемных юрлиц, являются недобросовестными конкурентами, до законодателя, который должен озаботиться подготовкой работающих на опережение законодательных инициатив.

Интервью подготовила М. Завязочникова, 
зам. главного редактора журнала «Налоговед»


Редакция журнала выражает благодарность юристам практики уголовно-правовой защиты бизнеса юридической компании «Пепеляев Групп» в подготовке вопросов для интервью.
См.: Приказ МВД России и ФНС России от 30.06.2009 № 495/ММ-7-2-347.
3 Имеется в виду наличие вступившего в силу решения о привлечении к налоговой ответственности и направления материалов только в случае неисполнения налогоплательщиком требования об уплате налога.
4 Создание коммерческой организации без намерения осуществлять предпринимательскую или банковскую деятельность, имеющее целью получение кредитов, освобождение от налогов, извлечение иной имущественной выгоды или прикрытие запрещенной деятельности, причинившее крупный ущерб гражданам, организациям или государству.
5 Дата вступления в силу Федерального закона от 07.12.2011 № 419-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и статью 151 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации». 

 
I.N. Soloviev
The new mechanism for identifying tax crimes is deliberately complex

Ivan Soloviev, an honoured lawyer of the Russian Federation and well-known expert speaks about new elements of economic crimes, changes in the jurisdiction for tax crimes, the correlation between the evidence in criminal and commercial proceedings, and the fight against fly-by-night companies.
мне тут нравится
24713

Отзывы

Тестовый текст для блока отзывы

Отправить отзыв

Пожалуйста, введите ваше имя, электронный адрес и напишите отзыв. Мы обязательно прочтем ваш отзыв и, если он окажется интересным, опубликуем его на нашем сайте в разделе "тратата"

Ваше имя
Ваше эл. адрес
Ваш отзыв
Правовая база