Телефон подписки 8-800-555-66-00

Журнал для профессионалов в налогообложении
Интеллектуальная поддержка "Пепеляев Групп"

«Налоговед» – проводник правовых демократических ценностей

10, Января 2014

С.Г. Пепеляев,
главный редактор журнала «Налоговед», канд. юрид. наук

К юбилею «Налоговеда» по многочисленным просьбам наших читателей мы беседуем с главным редактором журнала С.Г. Пепеляевым о редакторской работе, задачах юристов-налоговедов, российской налоговой системе, современных студентах и развитии науки

 

С.Г. ­ПЕПЕЛЯЕВ – управляю­щий партнер юридической компании ООО «Пепеляев Групп».

Входит в состав Совета Адвокатской палаты Московской области и Совет Федеральной палаты адвокатов.

Как эксперт в области налогового и финансового права неоднократно приглашался Конституционным Судом РФ для выражения позиции по делу.

Участник совещаний Высшего Арбитражного Суда РФ по вопросам налого­обложения, финансов, арбит­ражного процесса. Эксперт Комитета по бюджету и налогам Государственной Думы, Комитета Совета Федерации по бюджету и финансовым рынкам.

Входит в состав Экспертного совета Министерства юстиции РФ по мониторингу правоприменения, Экспертного совета при Уполномоченном при Президенте РФ по защите прав предпринимателей, Экспертного совета по налогам Торгово-промышленной палаты РФ.

По приглашению Госдумы, Администрации Президента РФ, Минфина России, Мин­экономразвития России и других ведомств неоднократно привлекался к разработке законопроектов, в частности Налогового кодекса РФ и Закона об Олимпийских играх.

Член Попечительского совета Фонда содействия Музеям Кремля.

Автор более двухсот статей, учебников, книг по вопросам налогообложения, финансов, бюджета, арбитражного процесса, природопользования, интеллектуальной собственности.
 
 
– Сергей Геннадьевич, вернемся на десять лет назад. Как появилось название журнала «Налоговед»?
– Еще в конце 1990-х гг. в компании «ФБК» мы выпускали журнал «Ваш налоговый адвокат», и это название мне очень нравилось. Когда была создана новая компания, хотелось продолжить традицию такого прогрессивного и практического издания. Думали-думали. И вот Сергей Зайцев, генеральный директор «Пепеляев Групп», придумал слово «налоговед». Мне оно сразу пришлось по душе. Хотя редакторы были против, говорили: нет такого слова в русском языке. Нет, так будет! И сейчас это слово входит в оборот, звучит во многих аудиториях.
 
Название не слишком формальное, очень емкое, в смысловом поле этого слова находятся и знания, и экспертиза. Оно соответствует концепции журнала – прикладная наука и теоретически подкованная практика. И конечно, издание должно отражать практический опыт, а не просто пересказывать тексты нормативных актов. Именно практика должна подпитывать науку, которая через нее проверяет свои выводы. Можно сказать, что «Налоговед» – это площадка, где встречаются наука и практика.
 
В нашем журнале не раз публиковались статьи, впоследствии давшие толчок научным изысканиям. ­Самый простой пример: в «Налоговеде» шли дискуссии по вопросам, которые затем становились предметом рассмотрения КС РФ. В актах арбитражных судов можно увидеть то, о чем говорилось в журнале.
 
– В чем Вы видите кредо «Налоговеда», чем он отличается от других журналов?
– Кредо «Налоговеда» не меняется. Прежде всего это юридический журнал, а значит, его авторы – только юристы. Хорошие юристы умеют мыслить и излагать свои мысли четко, кратко и понятно. С первого курса нас постоянно тренировали. Доктор юридических наук, профессор Нина Александровна Крашенинникова, которая вела у нас семинарские занятия по истории государства и права, давала задание, например, изложить суть законов Хамураппи в десяти строках.
 
Изредка мы делали отступления от этого требования, когда тексты статей специалистов без юридического образования, но с юридическим мышлением соответствуют критериям «Налоговеда». 
 
Но не надо думать, что «Налоговед» – журнал только для юристов. Он для всех, кого касается налоговое право. Можно сказать, что юристы пишут для налогоплательщиков. 
 
Чем журнал отличается от сборника статей? Журнал должен проводить какую-то политику, проповедовать свою идеологию. С самого начала мы для себя определили, что «Налоговед» будет проводником правовых демократических ценностей в налоговом праве. Этого девиза мы и стараемся придерживаться в редакционной политике. Нас интересуют не просто статьи о налогообложении, а такие, которые утверждают близкие нам ценности. Благодаря всем членам редколлегии и всем, кто работает над журналом, вот уже десять лет нам удается помнить о нашем призвании, нашей, не побоюсь этого слова, миссии.
 
В этом и состоит главное отличие «Налоговеда» от других журналов, которые зачастую представляют собой поток информации, собрание текстов. В них нет ­ целостности, не видна возникшая в России еще в середине XIX в. идея журнала как общественно-политического явления.
 

 
– В таком случае у журнала нет конкурентов?
– Конкуренты есть, потому что не всем налогоплательщикам нужно то, что мы делаем. Кому-то достаточно получить ответ на вопрос, к примеру, как заплатить налог. В «Налоговеде» мы об этом тоже говорим, но не менторски, а умно. Читатель с помощью статьи должен не только решить текущую проблему, но и вооружиться знаниями на будущее, чтобы впоследствии уметь самостоятельно справляться с похожими задачами.
 
К тому же «Налоговед» – издание не на потребу дня, у него достаточно узкая аудитория интеллектуалов. Я бы сказал, это читательская элита. 
 
Подписка журнал не окупает, он обходится «Пепеляев Групп» – одному из его учредителей – примерно в 200 тыс. долл. в год. Но мы не считаем это убытками, а оцениваем как вклад в развитие науки налогового права, как инвестиции в создание правового государства в России.
 
– Как чувствует себя бумажное издание в мире электронных и цифровых технологий?
– Вы знаете, очень приятно видеть наш журнал на рабочем столе коллег – судей, сотрудников компаний. Мне и самому милее бумажная форма. Не так давно я попросил переплести все вышедшие номера. Бумага, цвет, ­запах – все это не может не радовать. Ведь и еда не только нас питает, но и дарит наслаждение…
 
С другой стороны, электронные средства удобны, например, в поездке. Доступен архив, есть поиск… Думаю, какое-то время, еще лет десять, для журналов продлится переходный период. Все связано с развитием электронных технологий. Когда появится провайдер наподобие «Почты России», который будет обеспечивать подписку на все электронные издания, тогда и увеличится спрос на такую форму изданий. И станет ясно, будет ли востребована «бумага». А пока мы развиваем и поддерживаем оба направления.
 
– Зачем лично Вам нужен «Налоговед», что дает работа главным редактором?
– Отчасти это ответственность за происходящее и желание сказать свое слово. Журнал в этом плане – площадка для самовыражения, и необязательно самому что-то говорить, можно поощрять тех, кто созвучен с тобой. Через статьи других авторов, которые мы публикуем, можно выразить и свои мысли.

Журнал – это поддержка науки. В конце 1980-х гг., когда я заканчивал учебу в университете, в стране было четыре доктора юридических наук по финансовому праву: мой научный руководитель Сергей Дмитриевич Цыпкин, Михаил Иванович Пискотин в Институте государства и права, Нина Ивановна Химичева в Саратовской государственной юридической академии и Лидия Константиновна Воронова в Киевском национальном университете имени Тараса Шевченко. Из них только С.Д. Цыпкин, по сути, занимался государственными доходами. Сейчас налоговое право – активно развивающаяся научная дисциплина. Мы стараемся способствовать этому процессу.
 
«Налоговед» аккредитован в ВАК, мы публикуем статьи по темам, которые впоследствии ложатся в основу диссертационных исследований. Но мы это делаем не только ради науки. Важно, чтобы материалы соответствовали идеологии журнала и были интересны читателям.
 
Я, как главный редактор, прочитываю статьи до того, как они будут опубликованы, и мне, как практикующему юристу, интересно узнать новые мысли, идеи. А некоторые материалы я жду с нетерпением – например, «Русского мытаря» Ивана Хаменушко1.
 
Работа в журнале дисциплинирует: как главному редактору, мне нужно вести свою рубрику и ежемесячно к определенному сроку готовить редакторскую заметку. А для этого нужно сосредоточиться, выбрать тему и ­самое главное – найти время. Не будь журнала, возможно, я бы забросил писать, рутина бы затянула.
 
– Где Вы находите темы для Вашей рубрики?
– Материалы берутся отовсюду: из деловой прессы, из разговоров с коллегами. Аналитическая служба нашей компании готовит еженедельный обзор налоговых событий2, который я тоже прочитываю. Моя задача – увидеть.
 
 
– Вы преподаете сейчас?
– Несколько лет, включая прошлый учебный год, я вел в МГИМО спецкурс для магистров «Актуальные проблемы налогового администрирования и контроля».
 
Бывают интересные встречи со студентами вузов. В прошлом году МГУ им. М.В. Ломоносова проводил такую встречу. Мы обсуждали и события в налоговой сфере, и проблемы образования, и волнующие выпускников вопросы о том, как войти в профессию.
 
– Чем отличаются студенты, которые учились двадцать–тридцать лет назад, от современных?
– Когда я заканчивал МГУ, у нас называли студентов МГИМО снобами. Ничего подобного: это очень пытливые, талантливые ребята.
 
Мне руководство вуза поставило задачу помочь студентам войти в профессию, полюбить ее, понять ее востребованность. Я пришел на первое занятие с ворохом газет, из которых стал выбирать и зачитывать разные информационные сообщения: внесен законопроект, возбуждено уголовное дело об уклонении от уплаты налогов и т. д. Вместе со студентами мы проанализировали правовую составляющую этих новостей – какую норму закона применить к той или иной ситуации. Потом я спросил: «Кто к следующему занятию подготовит такую „полит­информацию“?» И увидел лес рук, чему был очень рад.
 
Многие студенты уже пробуют писать, мы в «Налоговеде» некоторые их статьи публиковали. Многие хорошо владеют иностранными языками и готовят обзоры налоговых новостей из других стран.
 
Наверное, отличаются условия. Мне повезло: стипендия и помощь родителей позволили мне студентом не работать. Когда я учился, в Москве было три юридических вуза, поэтому выпускники устраивались на работу без проб­лем, было даже распределение. Сейчас сотни вузов выпускают юристов, полуюристов, недоюристов… (Смеется.) Я понимаю, почему сегодняшние студенты рано начинают пробовать себя в профессии. В нашей компании студенты стажируются, работают секретарями. С другой стороны, у студента, который занимается только правом, нет времени на хобби, его мышление формируется узко и однобоко.
 
Студентом я в свободное время занимался профессио­нально в Молодежном театре МГУ, режиссер которого был из Малого театра – Александр Андреевич Четвёркин: строгая дисциплина, репетиции, штрафы за опоздания, гастроли. Театр много дал мне для будущей профессии. Актерское мастерство до сих пор очень помогает взаимодействовать с аудиторией, не бояться живого общения и даже чувствовать фальшь собеседника.
 
– Когда Вы были студентом, какую специализацию выбрали?
– Конституционно-правовую. На мой взгляд, эта кафедра была самая сильная в МГУ, на ней работали семь докто­ров наук. И она была вольнодумной по тем временам, что не могло не привлекать молодого человека.
 
Но когда нам, четырем студентам курса, предложили пойти в аспирантуру и заняться наукой, встала проблема выбора. Аспирантских мест на кафедре было всего три, а на соседней кафедре административного и финансового права было свободное место. Его-то и предложили мне, но я очень сомневался. Тогда мой научный руководитель профессор, доктор юридических наук Наталья Александровна Богданова «благословила» меня. К тому же я выбрал пограничную с конституционным правом тему – финансово-правовой статус личности.
 
– Как Вы стали налоговым адвокатом?
– Завершение аспирантуры пришлось на начало 1990‑х гг. Появилась семья, замаячили трудности с финансами – нужно было куда-то устраиваться, хотя университет в то время не поощрял подработки преподавателей. Мне повезло: мой товарищ рекомендовал меня в небольшую аудиторскую компанию «Контакт» (сейчас это большущая группа компаний «ФБК»). Сразу зарплата 500 руб., импортный продуктовый набор. Не знаю, с чем сейчас сравнить такие условия – с точки зрения вчерашнего аспиранта, было шикарно.
 
– Расскажите о Вашем первом налоговом споре. ­Какие уроки Вы из него извлекли?
– С удовольствием. Я его очень хорошо помню, это было в 1992 г. Финская компания «Парастек» реконструировала здание Торгово-промышленной палаты в Москве на Ильинке. Напротив здания – Биржевая площадь. Компания поставила на этой площади строительные вагончики, сверкающие, очень красивые по тем временам. Они, можно сказать, расцветили унылые московские улицы. А рядом с площадью на Ильинке, 13 находилась налоговая инспекция по г. Москве, которая в том числе администрировала иностранных налогоплательщиков.
 
И в один, как принято говорить, прекрасный день инспектор, который шел на работу мимо этих вагончиков, решил из интереса посмотреть, зарегистрирована ли у них компания. Оказалось, нет, не зарегистрирована. В итоге компании доначислили 2 млн долл. недоимки по НДС, пени и штраф. Сложно было в чем-то обвинять компанию, такие были времена. Поэтому возник вопрос, как ей можно помочь.
 
Тогда я обратил внимание на схематичность Закона о НДС3. Многие условия, которые формируют налоговую обязанность применительно к иностранным лицам, в Законе не были определены, например как и кому сдавать отчетность. Тогда я посмотрел, что по этому поводу есть в научной литературе. В итоге родилась идея об элементах закона о налоге, правовой конструкции налога. А в суде удалось доказать, что из-за недостатков в Законе о НДС налоговая обязанность для субъекта не установлена.
 
Результаты этого дела потом были оформлены в брошюру «Законы о налогах: элементы структуры»4. Я в дальнейшем не раз использовал этот подход. Он был отражен и в одном из экспертных заключений для Конституционного Суда РФ, появился в Постановлении КС РФ и уже после этого в Налоговом кодексе РФ.
 
– С тех пор Ваше представление о налоговом праве, налоговой системе, их предназначении и сути изменилось?
– Конечно. В Советском Союзе не было проблем с налогами, коммунистическая идеология исходила из того, что налоги отомрут. В 1961 г. было принято решение об их поэтапной отмене. Поэтому налоги и не изучались в вузах, разве что с точки зрения критики загнивающего Запада. (Смеется.)
 
Законодательство было архаичное, фрагментарное и даже смешное, никакой системы. Но в 1991 г. появился Закон об основах налоговой системы5, который включал 26 статей. За двадцать лет Россия прошла огромный путь, мы наверстали все, что упустили за 70 лет cоветской ­власти. Налоговое законодательство Российской империи ничуть не отставало от законодательства других стран, а в чем-то даже опережало.
 
– Что Вы считаете главным в работе налогового юриста? Как она изменилась за эти годы?
– Налоговые правоотношения имеют перераспределительный характер: сначала заработай, а потом делись, в том числе с государством. Их нельзя понять в отрыве от основ, поэтому налоговый юрист должен знать не только свою отрасль права, но также иметь представление о корпоративном, трудовом праве и других, оформляющих предпринимательскую деятельность. Налоговое право связано с бухгалтерским учетом: финансовый результат формируется по правилам учета прибылей и убытков. Знания в этой сфере тоже нужны. Неслучайно налоговые юристы ценятся во всех смыслах больше, чем другие.
 
– А чем налоговед отличается от налогового юриста? В чем его призвание?
– Различия такие же, как между художником и маляром. Одно дело, когда ты обладаешь какими-то знаниями, и другое – когда понимаешь суть законов и правовых проблем. Налоговед опирается в своей работе на принципы права и потому может, даже если законодательство изменилось, найти ответ на любой вопрос. Более того, налоговед, находя практические решения, развивает право.
 
– Что изменилось за последние двадцать лет, чего Вам было бы по-настоящему жаль, если бы этого не произошло?
– Сложно сказать, все происходило на глазах. Налоговое право точно «потолстело». (Смеется, указывая на томик Налогового кодекса РФ.) Думаю, основное, что можно ­отметить, – постановления КС РФ 1990-х гг., когда шло активное «очеловечивание» налогового права. Не хотелось бы, чтобы внимание к этому достижению ослабло.
 
– Сейчас тон практике задает ВАС РФ. Куда, на Ваш взгляд, переместился фокус налоговых споров?
– Все становится более профессиональным и усложняется, уходит в детали. И сейчас есть споры об обоснованности затрат, но они стали сложнее, с очень интересными нюансами. Суды рассматривают такие дела, которые еще несколько лет назад даже не входили в орбиту внимания. Споры прошлых лет – общеизвестные вещи сейчас, что свидетельствует о прогрессе. К тому же нельзя забывать о глобализации экономики, которая влияет и на национальное налоговое право. Хотя в России из-за «советского перерыва» ничего собственно национального, традиционного, «исконно посконного» в налоговом праве нет. Может быть, это и неплохо: можно «без комплексов» заимствовать из права других стран.
 
– Какие споры, конфликты, проблемные вопросы для налогоплательщиков Вы прогнозируете в ближайшем будущем?
– Такие темы есть, но о них не хочется говорить и «давать наводки» налоговым органам, чтобы не создавать лишних хлопот налогоплательщикам. (Смеется.)
 
– Что ценного в работе ВАС РФ надо сохранить, реформируя высшие судебные органы?
– Безусловно, надо сохранить специализацию налоговых судей. Не случайно несколько лет назад Председатель ВАС РФ Антон Александрович Иванов предлагал обсудить идею сознания налогового суда в России. Специализация имеет огромное значение, особенно в условиях становления системы.
 
Созданное ВАС РФ электронное правосудие очень востребовано практическими юристами. Эта кропотливая работа аппарата Суда, и, чтобы она продолжилась, должен остаться аппарат как носитель этой системы знаний.
 
Надо отметить и внимание ВАС РФ к налоговым спорам. Из 10–12 дел, еженедельно рассматриваемых ­Президиумом в порядке надзора, два–три – налоговых. В общем числе споров это немало. Получается, что у налоговых дел шанс попасть в Президиум больше, чем у любых других6. Хотелось бы, чтобы такое внимание не ослабевало. Налоговое право – сложная отрасль, которая касается всех и регулирует отношения бизнеса и государства.
 
Нужно сохранить подходы ВАС РФ по судебным расходам, иначе это будет большой потерей для бизнеса.
Очень важно демократическое формирование правовых позиций. К примеру, при подготовке Постановления Пленума ВАС РФ № 577 в течение двух лет на площадке Суда проходили активные дискуссии с привлечением бизнес-сообщества, экспертов.
 
И наконец, открытость Суда. Ежегодно при поддержке ВАС РФ проводятся различные конференции. Так, недавно в Санкт-Петербургском государственном университете состоялась очередная налоговая конференция, в которой, как всегда, активно участвовали А.А. Иванов и ведущие судьи налогового состава ВАС РФ8.
 
– Не можем не остановиться на вопросе об уголовной ответственности за налоговые преступления. Почему так остро обсуждается этот вопрос?
– У людей есть память. В начале 2000-х гг. такие уголовные дела возбуждались тысячами, по-моему, это кого угодно могло напугать на сто лет вперед. Никто не хочет возвращаться к практике массовых налоговых репрессий, поэтому все активно включаются в обсуждение любых инициатив по этому вопросу.
 
Статья 140 УПК РФ – ядро сегодняшней дискуссии9. На мой взгляд, в течение 2012 г. шла кампания по дискредитации этой статьи. Хорошо, что Президент РФ не стал торопить законодателя с рассмотрением этой инициативы.

– При поддержке «Пепеляев Групп» вышло более 60 книг по вопросам налогового права. Компания участвует в организации международных научно-практических конференций по вопросам налого­обложения и налоговых споров11. Почему Вы считаете это важным для юридической фирмы?

– Если я могу что-то сделать для науки и развития законодательства, почему этого не сделать? Почти 30 юристов нашей компании – кандидаты и доктора юридических ­наук, мы стараемся создать такие условия, чтобы их работа совмещалась с научной деятельностью. Почему не помочь молодому ученому издать хорошее исследование? Особенно сейчас, когда издательствам важны продажи и они неохотно берут к публикации теоретические работы.
 
У юридических фирм тоже есть жанр. «Пепеляев Групп» определяет себя как юридическую компанию экспертного типа. Юристы решают сложные, прорывные, наукоемкие задачи. О передовых результатах нашей работы должны знать не только клиенты. Книги – один из способов поделиться опытом. Конечно, рекламировать себя таким образом – дорогое удовольствие, но мы – такая фирма.
 
– И последний вопрос. Сергей Геннадьевич, что нужно, чтобы вышел новый учебник под Вашей редакцией?12
– В начале 2013 г. появилась моя книга по судебным расходам13. В течение года я подготовил две статьи на эту тему14.
Конечно, учебник давно не переиздавался, хотя было уже три редакции. Но над учебником, как и книгой, статьей, диссертацией, нельзя работать по часу в день. Надо окунуться в него с головой… Как писала Ахмадулина, «даруй мне тишь твоих библиотек…». Передо мной такая задача стоит, буду решать.
 
– Ждем с нетерпением, желаем Вам творческих и профессиональных успехов!
 
Интервью подготовлено редакцией журнала «Налоговед»

1 См. на с. 93.
2  URL: http://nalogoved.ru/other.
3 Закон РФ от 06.12.1991 № 1992-1 «О налоге на добавленную стоимость».
Пепеляев С.Г. Законы о налогах: элементы структуры. М., 1995.
5 Закон РФ от 27.12.1991 № 2118-1 «Об основах налоговой системы в Российской Федерации».
См. тут.
7 Постановление Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 57 «О некоторых вопросах, возникающих при применении арбитражными судами части первой Налогового кодекса Российской Федерации».
8 Архив конференций см. на сайте СПбГУ: http://law.spbu.ru/Science/SemConf/ConferenceArchive.aspx.
9 Подробнее об этом см. на с. 37.
10 Законопроект № 357559-6 был внесен в Госдуму Президентом РФ.
11 Подробнее о конференциях см. на сайте журнала «Налоговед» в рубрике «Встречи налоговедов».
12 Первую редакцию см.: Основы налогового права / под ред. С.Г. Пепеляева. – М: Инвест Фонд, 1995. – 496 с.
13 См.: Пепеляев С.Г. Компенсация расходов на правовую помощь в арбитражных судах. М., 2012.
14 См.: Пепеляев С.Г. О правовой природе института судебных расходов // ЗАКОН. 2013. № 11. Вторая статья, посвященная «гонорару успеха», готовится к публикации.
 
S.G. Pepeliaev
Nalogoved is an agent of legal democratic values

For the anniversary issue of Nalogoved, further to numerous requests from our readers, we talked to Sergey Pepeliaev, Editor-in-Chief of the journal, about the editor’s job, tasks that tax lawyers are facing, the Russian tax system, modern students and the development of science.

мне тут нравится
24713

Отзывы

Тестовый текст для блока отзывы

Отправить отзыв

Пожалуйста, введите ваше имя, электронный адрес и напишите отзыв. Мы обязательно прочтем ваш отзыв и, если он окажется интересным, опубликуем его на нашем сайте в разделе "тратата"

Ваше имя
Ваше эл. адрес
Ваш отзыв
Правовая база