Телефон подписки 8-800-555-66-00

Журнал для профессионалов в налогообложении
Интеллектуальная поддержка "Пепеляев Групп"

«Убежден, что введение новых правил налогового контроля цен вызовет увеличение доходов бюджета»

27, Мая 2014
Налоговая служба внедряет новые правила контроля за трансфертным ценообразованием. О том, как обеспечивается единообразие применения норм раздела V.1 НК РФ, в чем расхождения российской и зарубежной практики рассказывает Дмитрий Валерьевич Вольвач
 
Д.В. Вольвач,
начальник Управления трансфертного ценообразования 
и международного сотрудничества ФНС России, 
государственный советник РФ 1 класса, канд. юрид. наук 
 
БИОГРАФИЯ

Родился в 1972 г. в Москве.
В 1995 г. окончил физический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова.
В 1998 г. – Специализированный институт юриспруденции МГУ им. М.В. Ломоносова.
В 2001 г. – Всероссийскую государственную налоговую академию МНС России.
Больше 16 лет работает в налоговых органах.
В 2005–2011 гг. возглавлял управления ФНС России по Архангельской области и Ненецкому автономному округу, по Ставропольскому краю, по Псковской области.
С июля 2011 г. руководит Управлением трансфертного ценообразования и международного сотрудничества ФНС России.
Уполномоченный представитель ФНС России в рабочих группах и на глобальных форумах ОЭСР по вопросам трансфертного ценообразования, налогообложения транснациональных компаний и обмена информацией.

ЗАСЛУГИ, НАГРАДЫ, ДОСТИЖЕНИЯ

За многолетнюю добросовестную государственную гражданскую службу неоднократно награждался знаками отличия и ведомственными наградами МНС России, ФНС России, МВД России, ФССП России и других органов государственной власти. Имеет поощрения от губернаторов Архангельской и Псковской областей, Ставропольского края.
 
 
– Дмитрий Валерьевич, известно, что Управление, которым Вы руководите, задумывалось как «налоговый спецназ»1, эрудированный и хорошо знакомый с международной практикой трансфертного ценообразования (ТЦО).

Расскажите о ваших специалистах, за работой которых пристально следит вся страна. Как готовили их к первым проверкам: проводили программы международного обмена опытом, семинары с иностранными специалистами, внутренние обсуждения, возможно, тренинги?

– У сотрудников Управления большой профессиональный опыт в сфере международного налогообложения, бухгалтерского учета и аудита, финансового и налогового контроля, правоохранительной деятельности.
 
При подготовке мы взаимодействуем с нашими коллегами из Германии, Австралии, Финляндии, США, Великобритании, Италии и, безусловно, с экспертами Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). Наши сотрудники принимают участие в деятельности рабочей группы № 6, которая в ОЭСР отвечает за налогообложение транснациональных компаний, в том числе в сфере ТЦО. Мы регулярно участвуем в Форуме ОЭСР по трансфертному ценообразованию.
 
Однако о результатах нашей работы правильнее будет судить не по семинарам и тренингам, а по эффективному администрированию и контролю цен в сделках, к которому мы уже приступили в этом году.
 
– Подведены промежуточные итоги первой «уведомительной» кампании. Ваши прогнозы количества уведомлений оправдались?

– В целом да, особенно принимая во внимание тот факт, что это была первая в России отчетная кампания по новым правилам контроля цен. Статистика подтверждает, что созданная налоговой службой технологическая инфраструктура формирования, приема и обработки сведений о контролируемых сделках успешно функционирует. Но есть и «опоздавшие» – те, кто подал уведомления позже срока. Их немного: около 3,5% от общего числа налогоплательщиков, представивших уведомления.
 
СТАТИСТИКА

По данным ФНС России, на сегодня в специализированном информационном ресурсе содержится более 4600 уведомлений о контролируемых сделках налогоплательщиков. Абсолютное большинство таких сведений – 99,9% – представлено в электронной форме.
 
Вся информация о сделках собрана на федеральном уровне в виде единого массива электронных данных, который является основным объектом автоматизированного риск-ориентированного анализа и контроля.
 
– Будут ли привлечены к ответственности по статье 129.4 НК РФ те налогоплательщики, которые, уже представив уведомление о контролируемой сделке, затем подали уточненное уведомление? Планируется ли освобождение от штрафа или его смягчение ввиду малозначительности нарушения порядка заполнения уведомления?

– «Опоздавшие» налогоплательщики, безусловно, должны быть привлечены к ответственности.
В каждом случае подачи уточненного уведомления налоговые органы устанавливают факты представления недостоверных сведений и определяют состав налогового правонарушения. При наличии состава правонарушения ответственность должна наступать строго согласно Налоговому кодексу РФ.
 
При этом мы рекомендуем территориальным налоговым органам применять подпункт 3 пункта 1 статьи 112 и пункт 3 статьи 114 НК РФ. Федеральным законом от 02.04.2014 № 52-ФЗ предусмотрено также освобождение от санкций в случае подачи уточненного уведомления до момента, когда налогоплательщик узнал об установлении налоговым органом факта отражения в уведомлении недостоверных сведений. Да и санкция 5000 руб., как все понимают, более чем незначительная для любого из налогоплательщиков, совершивших правонарушение, подпадающее под статью 129.4 НК РФ.
 
СТАТЬЯ 129.4 НК РФ

(Введена Федеральным законом от 18.07.2011 № 227‑ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием принципов определения цен для целей налогообложения»)

Неправомерное непредставление в установленный срок налогоплательщиком в налоговый орган уведомления о контролируемых сделках, совершенных в календарном году, или представление уведомления, содержащего недостоверные сведения, влечет взыскание штрафа в размере 5000 руб.
 
– Налоговые проверки ТЦО уже начались?

– Да, первые проверки уже назначены. Проверки сделок 2012 и 2013 гг. должны создать прецеденты применения ФНС России полномочий по контролю цен и обозначить недопустимые, по нашему мнению, схемы минимизации налогообложения с использованием трансфертного ценообразования. В связи с этим налоговая служба очень аккуратно и взвешенно подходит к анализу полученной информации и отбору контролируемых сделок для проведения первых проверок.
 
– Приоткройте завесу: как отбираются компании для проверок? Планируется ли публикация критериев, по которым оценивается риск отбора компаний для проверки ТЦО, аналогично критериям для выездной налоговой проверки?
 
– Любой здравомыслящий человек и тем более профессиональное сообщество понимают, какие сделки несут наибольшие налоговые риски.
 
Учитывая усилия, которые прилагает руководство страны к деофшоризации российской экономики, особое внимание ФНС России уделяет крупным сделкам с контрагентами, зарегистрированными в низконалоговых юрисдикциях, особенно если участие офшорных компаний не объясняется деловой целью.
 
Чтобы налогоплательщики могли оценить вероятность назначения проверки, мы в ближайшее время опубликуем концепцию отбора объектов контроля для проведения налоговых проверок цен, которая содержит определение общедоступных факторов риска. Практика контроля цен будет формироваться на основе положений этой концепции.
 
– Известно, что ряд компаний получили письма территориальных налоговых органов с просьбой (запросом) представить информацию об обороте той или иной сделки либо подтвердить указанный в письме оборот. Откуда налоговые органы берут эти цифры, чтобы компании могли учесть их при подготовке уведомлений за 2013-й и последующие годы и подать максимально полные данные? Порекомендуйте, как реагировать на такие письма-запросы.

– Налоговые органы используют в работе все возможные и доступные источники информации. Все зависит от конкретной контролируемой сделки, которую налогоплательщик умышленно или неумышленно не указал в уведомлении. Могут учитываться сведения, представленные как непосредственно налогоплательщиком, так и другими сторонами сделки в налоговые, таможенные или иные государственные органы, кредитные организации и т. д.
 
Исходя из этой информации, территориальные налоговые органы могут направить налогоплательщикам сообщения о необходимости проверить имеющиеся данные о совершении контролируемой сделки. Запросы с просьбой представить сведения о сделке могут направляться только в порядке пункта 2 статьи 93.1 НК РФ. Другие письма носят информационный характер и не требуют ответа.
 
– Наши читатели спрашивают, как применять ­метод сопоставимой рентабельности (в ­случаях, ­когда иные методы не могут использоваться по объективным причинам), если в отрасли отсутствуют независимые компании и нет иных сопоставимых по функциям, рискам и активам отраслей? Это касается, например, банковской деятельности.

– Этот вопрос не совсем корректно сформулирован и звучит достаточно безапелляционно, но я попробую на него ответить.
Во-первых, банковская деятельность подразумевает совершение самых разных финансовых сделок, к которым может быть применен метод сопоставимых рыночных цен. В частности, предметом таких сделок являются долговые обязательства, гарантии, купля-продажа валюты.
 
Во-вторых, в отношении сложных финансовых инструментов, например синдицированных кредитов, фактически может использоваться только метод распределения прибыли. В рамках этого метода при помощи функционального анализа должен быть определен экономический вклад каждой из сторон, участвующих в сделке.
 
И в-третьих, к отдельным видам деятельности банков, например брокерским услугам, консалтингу, метод сопоставимой рентабельности может быть применим, поскольку с высокой долей вероятности можно найти бухгалтерскую (финансовую) отчетность сопоставимых компаний, удовлетворяющих критериям, изложенным в статьях 105.5 и 105.8 НК РФ.
 
Не стоит также забывать, что законодатель, принимая во внимание специфику финансовых сделок, изначально вывел сделки с ценными бумагами и финансовыми инструментами срочных сделок из-под контроля цен в соответствии с разделом V.1 НК РФ, поскольку в их отношении действуют правила статей 280, 301–305 Кодекса. Более того, пункт 4 статьи 105.14 НК РФ дополнен подпунктом, согласно которому не признаются контроли­руемыми межбанковские кредиты (депозиты) со сроком до семи календарных дней включительно2.
 
Поэтому, оценивая применимость методов к той или иной деятельности, следует исходить из каждого конкретного случая, поскольку предметом налогового конт­роля цен является конкретная сделка или группа однородных сделок.
 
Учитывая наш опыт работы по заключению соглашений о ценообразовании, могу заверить, что еще ни разу на практике мы не столкнулись с ситуацией, в которой невозможно было бы использовать один из приоритетных методов.
 
– Обратимся к применению метода цены последующей реализации и затратного метода. В этом случае должны использоваться показатели рентабельности – соответственно валовой и затрат – по сделке или же усредненные параметры в целом по организации? Из экономического содержания методов следует, что должны применяться показатели по сделке, а в пункте 1 статьи 105.11 НК РФ даже прямо указано на валовую рентабельность затрат в сопоставимых сделках. Однако в статье 105.10 НК РФ такого указания нет.

– Метод цены последующей реализации и затратный метод – это транзакционные методы, при их применении используются показатели рентабельности по ­сделкам.
 
Экономическая суть этих методов отражается в суждении, закрепленном в Руководстве ОЭСР по трансфертному ценообразованию для транснациональных компаний и налоговых администраций3 (далее – Руководство ОЭСР), о том, что в рыночной экономике вознаграждение за выполнение похожих функций более или менее одинаково вне зависимости от вида осуществляемой деятельности. В отличие, например, от цен на товары: в этом случае схожесть цен зависит от того, могут ли товары заменить друг друга.
 
ПРИМЕР ИЗ РУКОВОДСТВА ОЭСР

Факты могут свидетельствовать, что дистрибьютор выполняет одни и те же функции (принимая во внимание использованные активы и принятые риски), продавая как тостеры, так и блендеры. Следовательно, в рыночной экономике по этим сделкам должен быть похожий уровень вознаграждения. Степень похожести определяется интервалом рентабельности по сопоставляемым сделкам. В то же время потребители не рассматривают тостеры и блендеры как взаимозаменяемые товары, а значит, нет оснований полагать, что цены будут одинако­выми.

МЕТОДЫ, НЕ ПРЕДУ­СМОТРЕННЫЕ РУКОВОДСТВОМ ОЭСР

В США применяются такие не указанные в Руководстве ОЭСР методы, как метод сопоставимой неконтролируемой сделки (Comparable uncontrolled transaction – CUT) для оценки обоснованности ставки роялти или метод дисконтированных денежных потоков (DCF) в сделках по передаче нематериальных активов.

В Норвегии налоговые органы могут использовать для целей ТЦО информацию, не являющуюся общедоступной.

Во многих странах ОЭСР при построении интервала цен или рентабельности применяется медиана, а не нижняя граница, как в РФ.

НК РФ И РУКОВОДСТВО ОЭСР

Например, из буквального содержания статей 105.10 и 105.11 НК РФ следует, что и метод цены последующей реализации, и затратный метод применяются при продажах сырья между взаимозависимыми лицами. Однако из экономического содержания этих методов, которое фактически разъясняется только в Руководстве ОЭСР, вытекает, что первый из них неприменим при использовании сырья для изготовления продукции или при его переработке.

В Руководстве ОЭСР оговаривается, что, хотя для целей применения метода последующей реализации и затратного метода предъявляются умеренные требования к идентичности (однородности) товаров, все же товары, передаваемые в контролируемой и сопоставляемой сделках, должны быть сопоставимы, так как существенные различия в них найдут отражение и в различиях выполняемых ими функций4.
 
Поэтому, чтобы сделать обоснованный вывод о том, что вознаграждение – в нашем случае это показатель рентабельности (продаж или затрат) – соответствует рыночному уровню, нужно быть уверенным, что функции выполнялись в одинаковых условиях, а различия в товарах на них не влияли. Это возможно только при сопоставлении сделок, а не усредненных параметров.
 
– В статье 105.5 НК РФ установлен большой перечень параметров сделок, которые должны учитываться при их сопоставлении и корректировках. Очевидно, что для каждого конкретного случая будет конечное число параметров сопоставимости, определяющих финансовый результат сделки.

Какими критериями будет руководствоваться ФНС России, определяя значимость параметров сопоставимости? Например, бухгалтерским принципом существенности, согласно которому ­влияние должно быть более 5%, или принципом Парето – 20% усилий дают 80% результата?

– ФНС России будет учитывать все условия, которые влияют на результат сделки, то есть на цену товара, работы, услуги или других объектов гражданских прав,  и, как следствие, на доход, выручку, прибыль по сделке.
 
Перечень прямо поименованных в статье 105.5 НК РФ условий сделок не исчерпывающий. Поэтому принимать решение о том, какие из них оказывают влияние на результат сделки и, соответственно, должны быть приняты во внимание, можно будет только в каждом конкретном случае и с учетом допустимых источников используемой информации, предусмотренных статьей 105.6 Кодекса.
 
– Неясность формулировок статей 105.8, 105.10–105.12 НК РФ, определяющих порядок и условия применения методов, вызывает вопрос: будет ли ФНС России, толкуя эти нормы, принимать во внимание ссылки налогоплательщиков на Руководство ОЭСР, например, если выбран расчетный метод?

– Руководство ОЭСР – это рекомендации, не налагающие обязательств даже на членов Организации. В странах ОЭСР, безусловно, соблюдается принцип вытянутой руки, однако методы могут сильно различаться. Поэтому ФНС России допускает возможность использования Руководства ОЭСР, но только в части, не противоречащей положениям НК РФ.
 
Не совсем понимаю, какие нестыковки положений Налогового кодекса РФ имеются в виду в приведенном примере. Прежде всего, при использовании метода последую­щей реализации речь идет о перепродаже независимому лицу. В случае с зависимым лицом применять этот метод нельзя. Кроме того, разве в статье 105.10 НК РФ указано, что метод последующей реализации используется для переработки или изготовления продукции, и для опровержения этого надо прибегать к Руководству ОЭСР? Смешивание товаров, в результате которого характеристики конечной продукции не отличаются от характеристик смешиваемых товаров, не является переработкой. При переработке характеристики товаров изменяются.
 
– Последуют ли комментарии ФНС России, для каких сделок при применении метода сопоставимой рентабельности (ст. 105.12 НК РФ) наиболее подходит тот или иной финансовый показатель с учетом его экономического содержания?

– В ближайшее время мы не планируем выпускать какие-либо методологические разъяснения о порядке применения методов и, в частности, показателей рентабельности в тех или иных случаях.
 
Разработка специальных методических инструкций по данному вопросу не предусмотрена разделом V.1 НК РФ. К тому же в силу статьи 34 Кодекса это в большей мере компетенция Минфина России.
 
– Публикация в общедоступных источниках информации методических указаний о порядке использования методов, в том числе отбора сопоставимых компаний и сделок, могла бы стать одним из способов снизить неопределенность в применении раздела V.1 НК РФ. Как Вы считаете?

– Почему Вы уверены, что методические указания внесут ясность в законодательство? Разве они могут заменить закон? Конечно, нет.
 
Помню, больше десяти лет назад широко обсуждались инструкции Государственной налоговой службы РФ и Министерства РФ по налогам и сборам. Только тогда утверждалась недопустимость подмены норм законодательства инструкциями. При этом аргументы выдвигались те же, точнее, участники дискуссии оперировали эмоциями явно алармистского характера. Вы сейчас, похоже, занимаетесь тем же самым.
 
– Хорошо, тогда более предметный вопрос. По Вашему мнению, должны ли нормы раздела V.1 НК РФ применяться к сделкам между взаимозависимыми лицами, которые не признаются контролируемыми, но цены по которым отличаются от рыночных? Предполагается ли, что налоговые органы в таких случаях должны применять предусмотренные этим разделом расчетные методы?5

– Свое мнение по этому вопросу мы обозначали еще осенью позапрошлого года, когда довели до территориальных налоговых органов разъяснения Минфина России в письме от 18.10.2012 № 03-01-18/8-145 и разместили их в онлайн-сервисе «Разъяснения Федеральной налоговой службы, обязательные для применения налоговыми органами»6.
 
Точка зрения, что в сделках с взаимозависимыми лицами, не являющихся контролируемыми, можно устанавливать любую цену и ее не могут пересмотреть налоговые органы, неверна. Поэтому ссылки в части второй Налогового кодекса РФ на статью 105.3 части первой абсолютно справедливы.
 
Кроме того, из положений статьи 105.17 НК РФ прямо следует: предметом выездных и камеральных налоговых проверок не может быть соответствие цен, примененных именно в контролируемых сделках, рыночному уровню.
 
И ФНС России допускает возможность использования территориальными налоговыми органами методов, установленных главой 14.3 НК РФ, для доказывания нерыночного ценообразования и фактов получения необос­нованной налоговой выгоды путем манипулирования ценами в сделках между взаимозависимыми лицами, но не являющихся контролируемыми.
 
– Как ФНС России планирует определять единооб­разие в их использовании, учитывая отсутствие опыта в применении норм о противодействии ТЦО?

– Не согласен, что у налоговых органов недостаточно опыта. Во-первых, у нас есть десятилетний опыт и понимание процессов ценообразования в связи с контролем цен по статье 40 НК РФ. Во-вторых, мы провели полный цикл совещаний-семинаров по реализации норм ­раз­дела V.1 НК РФ во всех федеральных округах, в которых принимали участие налоговые инспекторы всех без исключения территориальных органов. В-третьих, на первом этапе ФНС России обеспечивает обязательный контроль и согласование актов выездных налоговых проверок по эпизодам, связанным с налоговым контролем цен.
 
Работа, которую мы проводим, позволяет надеяться, что единообразие применения норм раздела V.1 НК РФ будет обеспечено.
 
– Возможен ли вариант применения к старым сделкам концепции новых правил ТЦО? И наоборот, допустимо ли ссылаться на раздел V.1 НК РФ при разрешении споров, возникших до его вступления в силу? Что из старой судебной практики можно «подтянуть» к новым правилам?

– На мой взгляд, очевидно, что нормы раздела V.1 обратной силы не имеют (п. 2 ст. 5 НК РФ). В свою очередь, положения статей 20 и 40 приме­няются исключительно к сделкам, доходы и (или) расходы по которым признаны согласно главе 25 Кодекса до 1 января 2012 г.7

Однако не нужно забывать, что предусмотренные статьей 40 методы по своей экономической сути мало отличаются от транзакционных методов главы 14.3 НК РФ. Да и принципы определения взаимозависимости имеют много общего. В связи с этим нельзя исключать, что применявшиеся до 2012 г. и применяемые сегодня подходы будут в чем-то пересекаться.
 
– В Европе исходят из того, что налоговое администрирование не должно быть более расходным, чем эффект от него, и всячески пытаются ужать рамки контроля, в том числе в части подаваемых документов. Повлечет ли, по Вашим оценкам, введение ТЦО и его совершенствование (усложнение) увеличение доходов бюджета?

– Рискну предположить, что Вы недостаточно знакомы с последними инициативами ОЭСР, в том числе с ­Планом действий по борьбе с размыванием налоговой базы и выводом прибыли (BEPS). Иначе у Вас сложилось бы противоположное мнение о позиции европейских стран.
 
Например, в проекте по внесению поправок в Руководство ОЭСР в части изменения методологии цено­образования в сделках, связанных с использованием или передачей нематериальных активов, указывается на концепцию «экономического собственника» нематериального актива.
 
«ЭКОНОМИЧЕСКИЙ СОБСТВЕННИК» НЕМАТЕРИАЛЬНОГО АКТИВА
(Разъяснение ОЭСР)

Юридическое право собственности на актив само по себе не дает исключительного права на получение прибыли, извлекаемой из использования нематериального актива, хотя изначально на юридического собственника и может приходиться следствие его права по закону или договору распоряжаться этим активом. Прибыль, относимая на юридического собственника, должна зависеть от выполняемых им функций, используемых активов и принимаемых рисков, а также от вклада, внесенного другими членами транснациональной группы компаний, определяемого на основании функционального анализа.
 
По сути, для целей ТЦО предлагается принимать юридического собственника за точку отсчета для установления и анализа контролируемых сделок, связанных с нематериальными активами, и последующего определения надлежащего вознаграждения членам транснациональной группы в отношении их сделок.
 
Кроме того, чтобы установить цену (стоимость) в сделке с нематериальными активами, рекомендуется использовать метод оценки по приведенной стоимости, когда оцениваются потоки денежных средств, ожидаемые в связи с продажей или передачей в пользование нематериального актива, которую участник рынка потребовал бы (предложил бы) за принятие соответствующих прав или обязательств.
 
По моему мнению, доходный метод может быть очень полезным: в сложных случаях, к которым относятся и сделки с нематериальными активами, когда нет сопоставимых сделок, он позволяет прийти к обоснованному результату. Тем более что методы оценки широко используются в бухгалтерском учете и бизнес-планировании. Однако дисконтированная стоимость является финансовым прогнозом, который может быть, мягко говоря, слишком завышенным.
 
Вы все еще считаете, что в ОЭСР в целом и в Европе в частности стремятся сузить рамки контроля и упростить документацию? Я так не думаю. А что касается вопроса, вызовет ли введение новых правил налогового контроля цен увеличение доходов бюджета, убежден, что так и будет. В противном случае я бы этим не занимался.
 
– Спасибо за интересную информацию. Думаю, многие после Ваших слов будут детальнее изучать не только действующее Руководство ОЭСР, но и другие документы этой Организации. Но вернемся в Россию.

Многих интересует вопрос, останется ли форма уведомления в нынешнем виде? Не свидетельствует ли разнообразное и противоречивое отношение ФНС России, Минфина России и ВАС РФ к правомерности, по сути, технического документа о том, что нет единого, детально продуманного и взвешенного подхода к реализации раздела V.1 НК РФ?

– Уверен, что большинство налогоплательщиков интересует не то, изменится или нет форма уведомления, а то, как обосновать соответствие цен в своих контролируемых сделках. Более того, для бизнеса изменение формы – это дополнительные издержки.
 
Вы правы, уведомление – технический документ. Я бы даже охарактеризовал его как технократичный документ, легко поддающийся автоматизации. Через год формирование уведомления станет рутинной процедурой, занимающей минуты. Мы уже преодолели основные болезни роста.
 
Действующая форма уведомления позволяет ФНС России проводить риск-ориентированный анализ, качественнее выбирать объекты контроля и тем самым снижать масштабы истребования бумажных документов в рамках статьи 93.1 НК РФ. Это и называется прогрессом, переходом от устаревших форм взаимодействия к автоматизированным и бесконтактным.
 
Наконец, форма уведомления полностью соответствует положениям Налогового кодекса РФ, что уже подтвердил ВАС РФ8. Уверен, что мы сможем доказать соответствие формы уведомления вновь и решение будет еще более убедительным.
Что касается второй части вопроса, то я не вижу никакого расхождения в позициях органа исполнительной власти и судебного органа. А происходящая дискуссия – это свидетельство объективного, независимого и профессионального диалога, который позволит нам создать более эффективную систему налогового контроля цен.
 
– Но возникает опасение, что при рассмотрении значительно более сложных вопросов налогового контроля за ТЦО решения государственных органов могут быть непредсказуемыми, налоговые риски неопределенными, а ситуация неконтролируемой.

– Я не разделяю подобных страхов. Причина проста. Почти ежедневно на протяжении более двух лет я веду переговоры с очень многими представителями бизнес-сообщества, в том числе в рамках заключения соглашений о ценообразовании для целей налогообложения. Результат этой работы – десять заключенных и дейст­вую­щих соглашений о ценообразовании. Хотя высказывались сомнения, в том числе и на страницах вашего журнала9, в перспективах внедрения подобного института в российской практике.
 
Только профессиональная, предсказуемая и определенная позиция ФНС России при заключении соглашений о ценообразовании привела к существенному снижению налоговых рисков как для налогоплательщиков, так и для бюджета, поскольку позволила более точно определять сумму подлежащих уплате налогов.
 
– Как Вы уже отметили, заключено 10 соглашений о ценообразовании. В то же время, по информации ФНС России, по 14 заявлениям отказано в заключении соглашения10. Каковы причины такого решения, они кроются в ошибках налогоплательщиков-заявителей? На что компаниям стоит обратить внимание, когда они подают заявления?

– Недавно мы заключили очередное соглашение о ценообразовании и продолжаем активную работу в этом направлении. Еще более десяти таких заявлений сейчас находятся на рассмотрении. С рядом крупнейших налогоплательщиков, выразивших желание заключить соглашение о ценообразовании для целей налогообложения, проводятся предварительные консультации.
 
Действительно, налоговая служба в 13 случаях отказала в заключении соглашений. Основания для отказа возникают, если предлагаемый налогоплательщиком порядок определения цен и (или) применения методов ценообразования в контролируемых сделках не обеспечивает соблюдения так называемого принципа вытянутой руки (ст. 105.3 НК РФ) или налогоплательщик не готов представлять информацию о контролируемых сделках в объеме и деталях, позволяющих ФНС России принять обоснованное решение о соответствии цены в сделке рыночному уровню.
 
Хочу подчеркнуть, что соглашение о ценообразовании – это классический пример в международной практике расширенного взаимодействия налогового органа и налогоплательщика, предполагающего высокую степень открытости налогоплательщика, прозрачность заключаемых им сделок и его готовность к конструктивному и профессиональному диалогу с налоговым органом.
 
– Насколько известно, сейчас идет работа по заключению многосторонних соглашений о ценах в рамках контроля за ТЦО, когда на стороне налогового органа будут службы нескольких государств. Могли бы Вы сказать, когда в России могут быть заключены первые многосторонние соглашения?

– Безусловно, мы положительно относимся к любым контактам с нашими зарубежными коллегами, в том числе в рамках работы по ТЦО.
 
Многосторонние соглашения о ценообразовании для целей налогообложения – перспективный инструмент, который помогает предупредить налоговые споры и избежать так называемого экономического двойного налогообложения. Однако на данном этапе определенно говорить о заключении таких соглашений преждевременно.
 
Интервью подготовила Маргарита Завязочникова,
зам. главного редактора журнала «Налоговед»

1 Основные задачи Управления см.: http://www.nalog.ru/rn77/about_fts/fts/structure_fts/str_podr_ca/international/#t12.
2 См.: Федеральный закон от 28.12.2013 № 420-ФЗ «О внесении изменений в статью 27.5 Федерального закона „О рынке ценных бумаг“ и части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации». 
3 § 2.24, 2.42 Руководства ОЭСР. 
4 § 2.25 Руководства ОЭСР.
5 См.: п. 1.3.4 письма ФНС России от 25.07.2013 № АС-4-2/13622. 
6 См.: письмо ФНС России от 02.11.2012 № ЕД-4-3/18615. 
7 См.: Федеральный закон от 18.07.2011 № 227-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием принципов определения цен для целей налогообложения». 
8 См.: Решение ВАС РФ от 16.09.2013 по делу № 10012/13 (отменено Президиумом ВАС РФ 25.02.2014; дело направлено на новое рассмотрение в первую инстанцию ВАС РФ). 
9 См.: Лысенко Е.А. Проблемы применения соглашений о ценообразовании // Налоговед. 2012. № 8. 
10 Подробнее об этом см.: http://www.nalog.ru/rn77/news/activities_fts/4573953/ (дата публикации: 28.02.2014).
мне тут нравится
24713

Отзывы

Тестовый текст для блока отзывы

Отправить отзыв

Пожалуйста, введите ваше имя, электронный адрес и напишите отзыв. Мы обязательно прочтем ваш отзыв и, если он окажется интересным, опубликуем его на нашем сайте в разделе "тратата"

Ваше имя
Ваше эл. адрес
Ваш отзыв
Правовая база