Телефон подписки 8-800-555-66-00

Журнал для профессионалов в налогообложении
Интеллектуальная поддержка "Пепеляев Групп"

Кто владеет информацией, владеет и налоговой базой

04, Июня 2016

Важность выбранной нами темы для обсуждения не вызывает сомнений1, а собеседники – Дмитрий Валерьевич Вольвач и Александра Валерьевна Кадет – предоставят нам, без сомнения, самую актуальную информацию

Д.В. Вольвач,
канд. юрид. наук,
государственный советник РФ 1 класса
 

 А.В. Кадет,
более 12 лет практикующий эксперт 
в области международного налогообложения 

 

 

 
БИОГРАФИЯ

Д.В. Вольвач, канд. юрид. наук, государственный советник РФ 1 класса. Работает в налоговых органах РФ с 1998 г. С 2003 г. возглавлял управления ФНС России по субъектам РФ и в центральном аппарате Службы. Автор статей и учебных пособий по вопросам международного налого­обложения и трансфертного ценообразования.

А.В. Кадет, более 12 лет практикующий эксперт в области международного налогообложения. Член Международной налоговой ассоциации (IFA). Имеет степень магистра международного налогового права. Преподает международное налогообложение в ведущих московских финансовых вузах.
 
 
– Дмитрий Валерьевич, СМИ часто пишут о деофшоризации и усилении контроля со стороны налоговых органов. Это необоснованное нагнетание ­напряженности?
 
– Мы сегодня живем в совершенно новой реальности, ­если смотреть с точки зрения борьбы с уклонением от налогообложения и усиления требований к так называемой прозрачности бизнеса. Последние несколько лет стали беспрецедентными по степени объединенных усилий государств, территорий, научных сообществ, между­народных организаций и налоговых органов разных стран в борьбе со злоупотреблениями налогоплательщиков. До этого много лет недобросовестная налоговая конкуренция государств была чем-то по умолчанию допустимым, даже несмотря на то, что о ее существовании открыто заявлялось в Отчете ОЭСР в 1998 г.2
 
Теперь уже невозможно представить возврат к ­тому мироустройству, где Британские Виргинские острова продают сотни компаний с акциями на предъявителя, а люксембургские налоговые органы штампуют соглашения с налогоплательщиками, предоставляя им индивидуальное освобождение от налогового бремени. Сейчас все иначе.
 
России удалось вовремя включиться в эти процессы, и многие наиболее применимые к нам тенденции были успешно восприняты и адаптированы к современным ­реалиям. Трансфертное ценообразование, концепция бенефициарного собственника, налогообложение контролируемых иностранных компаний, критерии налогового резидентства для юридических лиц – все это лучшие мировые практики, без которых немыслима комплексная борьба с уклонением от налогообложения.
 
Однако нововведения бесполезны без качественного обмена информацией между налоговыми администрациями. Именно этой форме взаимной административной помощи уделяется наибольшее внимание, ведется интенсивная работа по совершенствованию и повышению эффективности взаимодействия компетентных органов.
ОФИЦИАЛЬНО

В мае 2016 г. ФНС России подписала Многостороннее соглашение компетентных органов об автоматическом обмене финансовой информацией от 29.10.2014. Подписание прошло в рамках Форума ОЭСР по налоговому администрированию в Пекине.

СТАТИСТИКА
В 2015 г. объем обмена информацией для налоговых целей составил около 10 тыс. документов, в основном с налоговыми органами Белоруссии и Казахстана. Около 2,5 тыс. документов приходится на страны дальнего зарубежья.
 
 
– Какое событие последнего года можно выделить как самое вдохновляющее?

– ФНС России с 2010 г. ведет планомерную работу по присоединению к автоматическому обмену информацией. В рамках этой работы Российская Федерация в 2011 г. подписала Конвенцию от 25.01.1988 о взаимной административной помощи по налоговым делам3 (далее – Конвенция), положения которой в том числе преду­сматривают осуществление автоматического обмена налоговыми сведениями. Конвенция была ратифицирована Россией в 2014 г.4, вступила в силу с 1 июля 2015 г. и начала применяться с 1 января 2016 г. В настоящее время к ней присоединились 94 юрисдикции.
 
ФНС России принимает самое активное участие в разработке Единого стандарта отчетности ОЭСР5 (далее – Стандарт) и Общей системы передачи данных6, с помощью которой будет создан защищенный, единый канал обмена сведениями.
 
Разработка Многостороннего соглашения ­между компетентными органами об автоматическом ­обмене финансовой информацией от 29.10.20147 (далее – Многостороннее соглашение) также включала консультации с представителями нашей Службы. По состоянию на 16 февраля 2016 г. к этому Соглашению присоединились 80 юрисдикций.
 
– Александра Валерьевна, название вашего отдела говорит само за себя. Обмен информацией между компетентными органами разных стран и взаим­ная административная помощь – новая и оттого вызывающая пристальное внимание тема. Как обмен происходит на практике?

– Обмен информацией для налоговых целей работает уже несколько лет. Причем с Белоруссией и Казахстаном он происходит на уровне региональных налоговых органов России. Со странами СНГ обмен осуществляется посредством Межрегиональной инспекции ФНС России по централизованной обработке данных, со всеми остальными государствами – через центральный аппарат Федеральной налоговой службы.
 
Что касается других форм взаимной административной помощи, таких как одновременные совместные налоговые проверки, взыскание задолженности с использованием помощи в сборе налогов, взаимосогласительные процедуры, то сейчас эти направления активно разрабатываются. Особо стоит отметить новые стандарты взаимодействия между налоговыми органами разных стран: от безликой переписки мы перешли к личной коммуникации, которая намного ускорила процессы обмена, повысила их эффективность и позволила преодолевать простые технические проблемы с помощью телефонного звонка.
 
– Зарубежные налоговые органы охотно идут на контакт?

– Первоочередная задача налоговых администраций всех заинтересованных стран и территорий – сформировать высококачественный обмен информацией для налоговых целей. Поэтому мы активно проводим двусторонние встречи, а также обсуждаем актуальные вопросы на международных мероприятиях с сотрудниками других налоговых администраций. Все это помогает работать гораздо оперативнее. Дополнительная возможность для общения появилась в ходе обсуждения перечня государств и территорий, не обеспечивающих обмена информацией для целей налогообложения, так как многие страны восприняли это как сигнал к тому, чтобы найти компромисс и преодолеть сложности.
 
– Есть ли проблемы?

– Основная проблема – несовпадение налоговых правил, правового регулирования налогообложения и администрирования сбора информации для налоговых целей в разных странах. Так, приходится объяснять в запросе налоговому органу страны, где нет правил недостаточной капитализации, что это такое и как мы можем это применить в конкретном деле. 
 
Обмен происходит в отношении не только прямых, но и косвенных налогов, к примеру НДС. Здесь также много различий в подходах.
ТРЕБОВАНИЯ СТАНДАРТА

Установлены требования:
- к кругу организаций финансового рынка, обязанных предоставлять сведения. Требование распространяется не только на банки, но и на брокеров, определенные компании коллективных инвестиций и страховые организации;
- к кругу подотчетных владельцев счетов. Обмен включает данные о счетах физлиц, но не ограничивается ими – организации финансового рынка должны самостоятельно исследовать корпоративную структуру компаний, трастов или других лиц, в том числе таких, единственная цель которых сокрытие личности контролирующего лица;
- к объему предоставляе­мой информации. Обмен включает данные о разных видах инвестиционного дохода (дивидендах, процентах, доходе от страховых продуктов, средствах, вырученных от продажи финансовых активов, любом другом доходе, полученном в отношении средств на счете), сведения по остатку на счете и о платежах с его использованием.
 
 
– Как Вы оцениваете качество информации, получаемой из компетентных органов других стран?

– Все зависит от страны, ее внутренних процедур и поведения налогоплательщика. Далеко не все сведения находятся в информационных ресурсах налогового органа, что-то нужно узнавать у самих иностранных налогоплательщиков. Среди них есть такие, которые всячески препятствуют компетентным органам в получении информации. Иногда они просто пользуются тем, что администрации их стран не всегда знают, какими полномочиями наделены российские налоговые органы, и пытаются ввести в заблуждение. Налогоплательщики заявляют, что вправе не отвечать российскому регулятору, что такие вопросы не входят в его компетенцию. Нам же приходится разъяснять иностранной администрации наши полномочия. Это отнимает время, процесс получения информации затягивается, и она может не успеть к нужному моменту.
 
К тому же не во всех юрисдикциях предусмотрено наказание за непредставление информации налоговому органу. А это означает, что налогоплательщик может довольно долго игнорировать подобный запрос. Хотя я недавно узнала, что в одном европейском государстве, наоборот, предусмотрен штраф в размере 5000 евро за каждый день просрочки исполнения запроса, правда, после выставления такого требования в судебном порядке.
 
Кроме того, у российских компетентных органов ­гораздо больше полномочий, чем у многих налоговых ­администраций. Мы неоднократно интересовались у иностранных коллег, могут ли они допрашивать налогоплательщиков. Оказывается, далеко не везде проводится такое мероприятие налогового контроля. И зарубежные администрации этим пользуются. Часто из стран Прибалтики приходят запросы о получении прямой информации, то есть путем опросов.
 
– А как обстоят дела с Кипром, Нидерландами, Швейцарией?

– С ними обмен активный, и качество информации, как правило, очень высокое. Конечно, возникают некоторые сложности. Так, законодательство Швейцарии предусматривает обязательное раскрытие информации о запросе, вплоть до опубликования в СМИ. Это не всегда приемлемо, и международные стандарты закрепляют возможность скрытого запроса в случаях, если подозревается активное противодействие налогоплательщика. Кроме того, в Швейцарии нет единых реестров имущества, банковских счетов – только на уровне кантонов.
 
Во многих случаях процедура получения информации растягивается, и в итоге мы не всегда за время проведения налоговой проверки успеваем получить ответ. В таких ситуациях полученная информация может использоваться только на более поздних стадиях, в том числе при досудебном урегулировании и в суде.
 
Но компетентные органы всех стран занимают позицию «хочу помочь». Страны Европы – привычные юрисдикции для холдинговых компаний – с нами активно работают, для оперативности высылают ответы на наши запросы в зашифрованном электронном виде, потом досылают их в письменной форме с подписью.
 
– Видно, что настроены Вы оптимистично…

– Да, я бы оценила существующий обмен в целом удовлетворительно. Его развитие продолжится с учетом позиций большинства стран, их желания налаживать и совершенствовать процессы и дальше.
 
Поясню также, что автоматический обмен информацией о финансовых счетах, к которому Россия присоединится в 2018 г., не отменяет существующего сейчас порядка предоставления информации по запросу в иностранные компетентные органы. Наоборот, сведения, полученные в рамках автоматического обмена, послужат базой для анализа и более конкретизированного запроса в иностранный налоговый орган.

– Дмитрий Валерьевич, как возглавляемое Вами Управление готовится к 2018 г.?

– Мы приводим нашу работу в соответствие с международными стандартами обмена информацией о налогоплательщиках, в том числе в части внутренних про­цедур и технического обеспечения. Сведения, которые мы станем получать, будут обрабатываться и оцениваться в первую очередь другими подразделениями ФНС России, занимающимися непосредственно контрольной работой или взысканием задолженности. Эти подразделения также готовятся к новшествам. У нас впереди еще долгий путь и дел очень много. Но по крайней мере в кадровом плане с подготовкой специалистов проблем не возникнет.
 
Россия уже сейчас во многом превосходит уровень технических требований Стандарта ОЭСР, и нам придется что-то упрощать. Согласно Стандарту, у налогового органа есть возможность не отправлять информацию о налогоплательщике, если существует риск несоблюдения ее конфиденциальности в стране-получателе. Иными словами, все будет оцениваться применительно к каждому государству.
 
Здесь надо обратиться к истории вопроса, так как часто возникает ложное впечатление о готовности ФНС России к применению Стандарта. Планы России по присоединению к нему с 2018 г. были заявлены по итогам конференции Глобального форума ОЭСР по транспарентности и обмену информацией в Берлине, которая проводилась 28–29 октября 2014 г.
 
Следует отметить, что в России уже создана основа для предоставления сведений о финансовых счетах: принят Федеральный закон от 28.06.2014 № 173-ФЗ8, установивший правила и принципы работы в этой области. В дополнение в 2015 г. выпущены постановления Правительства РФ9, которые сформировали условия для автоматизированного взаимодействия организаций финансового рынка с государственными органами посредством электронного сервиса ФНС России. На ­сегодня эта ­система используется российскими банками для предоставления сведений о счетах иностранных налогоплательщиков. Таким образом, автоматический обмен информацией с организациями финансового рынка на национальном уровне в рамках Федерального закона от 28.06.2014 № 173-ФЗ уже реальность. 
 
Созданная инфраструктура послужит базой для дальнейшей реализации автоматического обмена исходя из Единого стандарта отчетности ОЭСР.
 
Многостороннее соглашение в совокупности с Конвенцией представляет собой международную правовую основу для реализации автоматического обмена информацией на базе Стандарта и для имплементации национальных правил по идентификации клиентов и их счетов и представлению отчетности в налоговые органы. В настоящее время Правительство РФ наделило ФНС России полномочиями по подписанию Многостороннего соглашения.
 
Одновременно с этим Федеральная налоговая служба подготовила законопроект, закрепляющий национальные требования по предоставлению информации российскими организациями финансового рынка, а также устанавливающий юридический статус сведений, которые будут поступать в ФНС России в электронной форме в рамках такого обмена как на международном уровне от компетентных органов иностранных государств, так и на национальном – от российских организаций финансового рынка.
 
Необходимо отметить, что международным сообществом активно продвигаются новые стандарты по повышению прозрачности мировой налоговой системы. В ближайшие годы они будут внедрены повсеместно, всеми юрисдикциями без исключения. Об этом рассказал генеральный секретарь ОЭСР Хосе Анхель Гурриа на встрече министров финансов и глав центральных банков G 20 14 апреля 2016 г.
 
– Большое спасибо за подробный ответ. Однако 2018 г. еще впереди, поэтому поговорим о проблемах текущей практики обмена. В частности, о защите прав налогоплательщика. 

В США, к примеру, запрашиваемую иностранным налоговым органом информацию не дадут, если она может быть использована во вред правам человека. Александра Валерьевна, в России есть что-то подобное?

– США, как известно, всегда стоят немного особняком с точки зрения своих правовых подходов, в том числе в налоговой сфере. Мне до сих пор не совсем ясно, каким образом Служба внутренних доходов США, которая работает с налоговым запросом, будет давать правовую оценку в неналоговой сфере, а также как она будет это делать в отношении лиц, не входящих в ее юрисдикцию и не подчиняющихся ее законам. 
 
Задача международных стандартов обмена информацией для налоговых целей – привести все государства к одному знаменателю и дать налоговым органам инструмент для реализации функций, которыми они уже наделены. Мне видятся странными поиски нарушений прав человека в аналитических мероприятиях налоговых органов.
 
Не забывайте, что есть еще такая форма обмена информацией, как спонтанный обмен: когда ФНС России ничего не запрашивала, а сведения о налогоплательщике получила по инициативе зарубежного налогового органа. Например, недавно один иностранный гражданин получил у нас сертификат налогового резидента РФ для предоставления в стране своего гражданства. Спустя некоторое время мы получили от компетентного органа этой страны данные обо всех доходах гражданина. Среди поступившей информации и приложенных документов ­была копия нашего сертификата налогового резидентства в РФ. Круг замкнулся.
 
В этом случае налоговая администрация не только не оказывает сопротивления, но и, наоборот, способствует успешной работе «соседа». Только такие взаимоотношения позволяют рассчитывать, что и к тебе отнесутся так же.
РАСПОРЯЖЕНИЕ ПРАВИТЕЛЬСТВА РФ
от 30.04.2016 № 834-р 

ФНС России поручено подписать Многостороннее соглашение компетентных органов об автоматическом обмене финансовой информацией от 29.10.2014.

У компетентных органов РФ гораздо больше полномочий, чем у многих иностранных налоговых администраций
 
 
– А в офшорные юрисдикции делались запросы?

– Да. Мы уже направили несколько запросов, но пока ответов не получили, поэтому о качестве предоставляемой ими информации говорить рано. По общему правилу на то, чтобы ответить налоговому органу, дается полгода.
 
– Как формулируются запросы о бенефициарном собственнике?
– Это внутренние технологии контрольной работы, но вполне можно ориентироваться на вектор, заданный в письмах Минфина России.
 
– Если запрос был составлен однобоко, то и ответ на него будет таким же. В итоге полученная информация о налогоплательщике окажется неполной: каков вопрос, таков и ответ. Как ее опровергнуть налогоплательщику, достаточно ли ему предоставить свою информацию? Или налоговый орган будет ее перепроверять и вновь подавать запрос в иностранную юрисдикцию?

– Ситуации, о которых Вы говорите, могут быть неполной картиной, полученной в ходе внутреннего анализа при составлении запроса, или же они вызваны существующим в рамках международных стандартов обмена данными запретом на сбор сплошной информации о налогоплательщиках. Мы со своей стороны побуждаем налоговые органы взаимодействовать с налогоплательщиками.
 
В ситуации, когда речь идет о взаимозависимых компаниях, рекомендуем налогоплательщику еще в ходе налоговой проверки давать необходимую информацию своему налоговому органу в ответ на требование о ее предоставлении, чтобы не нужно было направлять запрос иностранному регулятору.
 
Кроме того, никто не запрещает налогоплательщикам приводить контраргументы, доказывать свою позицию, предоставлять дополнительные документы и сведения, ведь с полученной из иностранного налогового органа информацией его знакомят. Налоговая служба в свою очередь все проверит и оценит.
 
Наконец, иностранный налогоплательщик в ответе на запрос своего налогового органа может официально попросить направить российской налоговой службе всю информацию, что считает нужной, если предполагает, что, ответив только на конкретные вопросы, он исказит картину отдельной сделки или в целом своей экономической деятельности.
 
– Что происходит, если ответ на запрос не подтверждает выводов и предположений налогового органа?

– По решению органа, который проводит проверку, соответствующий эпизод не включается в акт проверки и позиция налоговой службы корректируется.
 
– Александра Валерьевна, может ли налогоплательщик обратиться в ваше подразделение за уточнением, направлялся ли о нем запрос в иностранный компетентный орган и какой получен ответ?
 
– Нет. Любая информация, полученная Российской Федерацией в ходе международного обмена, является конфиденциальной, также как сведения, поступившие в связи с применением законодательства РФ. И сообщается она только лицам или учреждениям, включая суды и административные органы, занимающимся установлением или взиманием, принудительным взысканием или уголовным преследованием, вынесением решений по жалобам в отношении налогов.
 
– Спасибо, коллеги. Думаю, читатели получили исчерпывающую информацию, которая в том числе поможет им принять решение об участии в амнистии капиталов.
 
Интервью подготовлено М.В. Завязочниковой,
зам. главного редактора журнала «Налоговед»

Подробнее см.: Трансграничные операции сегодня и завтра: эффективное снижение налоговых рисков // Налоговед. 2016. № 5. С. 8–15.
URL: www.oecd.org/tax/transparency/44430243.pdf.
3 Подписание состоялось 3 ноября 2011 г. в Каннах (Франция).
4 См.: Федеральный закон от 04.11.2014 № 325-ФЗ «О ратификации Конвенции об оказании взаимной административной помощи по налоговым делам».
5 Common reporting standard (CRS).
6 Common transmission system (CTS).
Multilateral Competent Authority Agreement on Automatic Exchange of Financial Account Information (CRS MCAA).
8 См.: Федеральный закон от 28.06.2014 № 173-ФЗ «Об особенностях осуществления финансовых операций с иностранными гражданами и юридическими лицами, о внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях и признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации».
См.: постановления Правительства РФ от 26.11.2015 № 1267 «Об информационном взаимодействии между организациями финансового рынка и уполномоченными органами»; от 23.07.2015 № 742 «Об утверждении правил направления Федеральной службой по финансовому мониторингу организации финансового рынка решения о запрете на направление информации в иностранный налоговый орган и формы решения о запрете на направление информации в иностранный налоговый орган».
мне тут нравится
24713

Отзывы

Тестовый текст для блока отзывы

Отправить отзыв

Пожалуйста, введите ваше имя, электронный адрес и напишите отзыв. Мы обязательно прочтем ваш отзыв и, если он окажется интересным, опубликуем его на нашем сайте в разделе "тратата"

Ваше имя
Ваше эл. адрес
Ваш отзыв
Правовая база