Телефон подписки
8-800-555-66-00

 

Журнал для профессионалов в налогообложении
Интеллектуальная поддержка "Пепеляев Групп"

Воображение на службе бюджета

16, Сентября 2019
С.Г. Пепеляев,
главный редактор
журнала «Налоговед»,
канд. юрид. наук
 

Каждый имеет право строить бизнес так, чтобы платить минимум налогов. При этом запрещено заходить за «красные линии». Очевидно, что нельзя мошенничать: создавать фиктивную документацию под несуществующие операции. Но нельзя также совершать вполне реальные сделки с единственной целью экономии на налогах. Такие сделки называют искусственными. Суд ЕС определяет их как схемы, не отражающие экономическую реальность и направленные исключительно на уход от налогов1.

Российская судебная практика тоже исходила из того, что в налоговой выгоде может быть отказано, если налоговая цель была самостоятельной целью сделки2.

 
1Решение Суда ЕС от 12.09.2006 по делу С-196/04 «Кэдбери Швеппс и Кэдбери Швеппс Оверсиз против Комиссии налогового управления».
2Пункт 9 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды».
 

Нынешнее законодательство допускает доначисление налогов, если основная цель сделки налоговая (ст. 54.1 НК РФ). Это изменение создало неопределенность в том, что касается права налогоплательщика на любое налоговое планирование. Ведь четких правил и надежных методик «взвешивания» целей сделки не предусмотрено, а деловая и налоговая цели органически присущи любой сделке.

При аморфном законодательстве налоговая служба пытается «сдвинуть флажки» и еще больше ограничить право налогоплательщика на налоговую экономию (см. врезку).

 

Особое мнение

Известную тактику налоговой службы хорошо описал судья КС РФ К. В. Арановский: «…чтобы оправдать несправедливость, в том числе фискальную, вернее всего обратить ее сначала на кого-нибудь или на что-нибудь сомнительное, условно предосудительное и укоренить ее в практике, сделать обыденной при общем одобрении. Потом, однако, всегда приходит очередь тех, кто поддерживал чужое бесправие или просто мирился с несправедливостью, не примеряя их на себя» (Особое мнение судьи К. В. Арановского к Постановлению КС РФ от 23.05.2013 № 11-П).

 

В качестве экспериментальной площадки выбраны табачные компании. Нескольким из них были доначислены акцизы на общую сумму порядка 60 млрд руб. Поводом послужила общая практика увеличения объема продаж сигарет под конец года накануне повышения ставок налога. При этом налоговые органы не остановило существенное различие в обстоятельствах отгрузки/продажи продукции у разных компаний.

Во всех случаях инспекторы увидели искусственность в том, что покупателями выступали взаимосвязанные сбытовые компании, а не их клиенты (независимые дистрибьюторы). Поэтому налоги были посчитаны так, будто товар продан уже в следующем году, когда действовали более высокие ставки акциза. В одном случае претензии предъявлены только к продукции, выкупленной фабрикой у покупателя обратно спустя непродолжительное время, в другом — ко всей продукции, реализованной взаимозависимому покупателю без ее фактической отгрузки со склада фабрики в дату реализации, а в третьем — ко всей продукции, отгруженной в распоряжение покупателя до юридического оформления сделки купли-продажи.

Таким образом, общий для всех случаев вывод о необходимости исчисления акциза по ставкам следующего года сделан безотносительно к особенностям деятельности конкретной компании. А это вряд ли позволяет говорить о том, что инспекция действительно искала реальную цель сделок3.

 
3 Табак попал в «неправильный товар» // Российская газета — Столичный выпуск. 2019. 8 авг. № 175(7933). URL: https://rg.ru.
 

При развитом воображении искусственность можно разглядеть в чем угодно. Например, в закупках накануне повышения ставки НДС или в увеличении импорта накануне роста таможенных пошлин, сборов или тех же акцизов. Важны, очевидно, не признаки искусственности, а факты действительности конкретных сделок.

Табачная продукция производилась в указанных объемах и сбывалась торговым домам в соответствии с практикой, складывавшейся десятилетиями. Можно ли сделку с реальным товаром между реальными лицами назвать искусственной только потому, что объем продаж превысил среднегодовой показатель? Правовед ответит на этот вопрос отрицательно.

Можно ли отвергать экономический смысл в закупке товаров впрок накануне повышения ставки акцизов? Этот смысл столь очевиден в сделках между независимыми лицами. Именно их поведение должно служить образцом, когда оценивается правомерность зависимых лиц: если независимые сделали бы так, то и для зависимых сделка имеет смысл.

Конечно, государство должно реагировать на такие модели бизнеса, которые, несмотря на свою правомерность, приводят к недобору плановых доходов бюджета. В 2017 г. был принят специальный закон, установивший повышающий коэффициент для обложения возрастающих под конец года продаж подакцизной продукции. Посыл законодателя ясен: «Производите и продавайте продукции столько, сколько сами считаете нужным, и когда хотите. В вашу хозяйственную деятельность я не вмешиваюсь. Но вот вам специальные правила для расчета налогов, заплатите побольше». Законодатель, таким образом, определился с тем, что рост объема продаж — это и законная, и реальная деятельность. Ему неважно, кому продавался товар, где хранился, когда и как вывозился со склада производителя и т. п. Он не видит искусственности ни в каких моделях.

В этой ситуации налоговая служба, «просидевшая в засаде» несколько лет и не предъявлявшая претензий к табачным компаниям, поступает непоследовательно и противоправно. В пику законодателю, который указал на правомерность упреждающих продаж и закрепил новые правила на будущие периоды, налоговые органы действуют ретроспективно, исходя из позиции: «Вы должны всегда вести свою деятельность так, чтобы платить максимум налогов». На закон можно и не опираться. Благо, помимо прямых норм есть «резиновые» формулировки ст. 54.1 НК РФ, позволяющие на чашу искусственности подкладывать какие угодно гирьки.

Сначала табачникам, а потом и всем остальным.

С уважением,
С.Г. Пепеляев


S.G. Pepeliaev

Правовая база