Телефон подписки
8-800-555-66-00

 

Журнал для профессионалов в налогообложении
Интеллектуальная поддержка "Пепеляев Групп"

Европейский суд по правам человека защищает налогоплательщика

30, Июня 2005

Р.Р. Вахитов, эксперт Международного бюро фискальной документации (IBFD)

Мнение автора может не совпадать с официальной позицией IBFD. В статье использованы публикации IBFD за 2000—2005 годы.

Практика Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), учрежденного для решения споров, возникающих в отношении гарантированных Конвенцией прав человека, включает и ряд связанных с налогами дел, ознакомление с которыми может быть интересно как российским налогоплательщикам, так и налоговым органам.

Конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 года на первый взгляд никак не связана с налоговыми вопросами. В Конвенции слово «налог» не упоминается ни разу. ЕСПЧ обладает полномочиями при определенных обстоятельствах определить, соответствует ли Конвенции решение любого суда России, так как представляет собой основной орган судебной практики по применению Конвенции, которая является частью российского законодательства и имеет приоритет над его нормами в силу статьи 15 Конституции РФ.

Хотелось бы отметить, что не стоит рассматривать ЕСПЧ как еще одну инстанцию в рассмотрении налогового спора. ЕСПЧ защищает лишь базовые права человека, и налоговый спор может быть им решен лишь постольку, поскольку влияет на эти права, то есть в ограниченном количестве случаев.

Успешными в обращениях заявителей в сугубо налоговых спорах были в подавляющем большинстве случаев ссылки на пункт 1 статьи 6 Конвенции и статью 1 Протокола № 1 к Конвенции.

 

Конвенция, статья 6. Право на справедливое судебное разбирательство [ сноска 1 ]

 

1. Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. Судебное решение объявляется публично, однако пресса и публика могут не допускаться на судебные заседания в течение всего процесса или его части по соображениям морали, общественного порядка или национальной безопасности в демократическом обществе, а также когда того требуют интересы несовершеннолетних, или для защиты частной жизни сторон, или в той мере, в какой это, по мнению суда, строго необходимо при особых обстоятельствах, когда гласность нарушала бы интересы правосудия.

 

Протокол № 1, статья 1. Защита собственности

 

Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.

Предыдущие положения не умаляют права государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафов.

 

Налоговый спор, не являющийся ни случаем предъявления уголовного обвинения, ни спором о гражданских правах, не подпадает под гарантии статьи 6 Конвенции.

Стоит отметить, что судебная практика ЕСПЧ исходит из того, что штрафы или повышенные ставки налогов, не имеющие прямой связи с размером причиненного налоговым правонарушением ущерба, подпадают под определение уголовного обвинения и защищаются гарантиями справедливого судебного процесса в понимании, даваемом Конвенцией и судебной практикой ЕСПЧ [ сноска 2 ] . В статье 1 Протокола № 1 есть оговорка о том, что статья не умаляет права государства взимать налоги.

Тем не менее практика ЕСПЧ постепенно точит форпосты налогового суверенитета. Об одном принципиальном деле и хотелось бы рассказать.

ЕСПЧ установил, что баланс интересов налогоплательщика и государства был нарушен

Дело появилось как результат покупки земельного участка семейной парой Хентирх во Франции в 1979 году. В то время направленные на борьбу с трансфертным ценообразованием положения Налогового кодекса Франции давали казне право преимущественного выкупа собственности в сделках, где, по мнению налоговых органов, цена была слишком низка.

Посчитав, что супруги Хентирх заплатили за участок именно такую цену, налоговые органы принудительно выкупили землю. Госпожа Хентирх прошлась по всем судебным инстанциям внутри страны, в числе прочего ссылаясь и на нарушение права собственности по статье 1 Протокола № 1.

Как же решил дело ЕСПЧ [ сноска 3 ] ?

После долгих дебатов судьи с распределением голосов пять против четырех признали, что в данном случае имело место нарушение Конвенции в части статьи 1 Протокола № 1, а именно: французское государство вышло за рамки «осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафов».

В решении суд высказал несколько правовых позиций, в той или иной мере отраженных и в последующих делах, в частности в Jokela v. Finland, S.A. Dangeville v. France и др.

Основным аргументом правительственных адвокатов было то, что право преимущественного выкупа направлено на борьбу с уклонением от налогообложения и, следовательно, подпадает под параграф 2 статьи 1 Протокола № 1.

Главным аргументом заявительницы было то, что данная мера применяется как устрашение, избирательно и несправедливо.

Что же решил суд? Высоким слогом, который не всегда возможно передать в переводе, суд постановил следующее.

В то время как право преимущественного выкупа не подлежит критике как атрибут государственного суверенитета, то же нельзя сказать о его осуществлении, когда оно применяется выборочно, а процедура его применения несправедлива.

В данном случае право преимущественного выкупа применялось усмотрительно, выборочно и было едва предсказуемо, при этом не соблюдались элементарные процедурные средства защиты. В частности, статья 668 Налогового кодекса, как она была интерпретирована Кассационным судом и применена к заявителю, не удовлетворяла требованиям определенности и предсказуемости, являющимися составными частями концепции закона в том смысле, каким она обладает в Конвенции.

Право преимущественного выкупа, не имеющее аналогов в налоговых системах других государств — членов Конвенции, не применяется систематически, то есть всегда, когда цена более или менее занижена, но лишь изредка и едва ли предсказуемо.

Суд считает, что вопрос пропорциональности также должен быть исследован с точки зрения любого покупателя, который будет лишен собственности через процедуру преимущественного выкупа и, следовательно, наказан исключительно в целях предотвращения возможного занижения цены.

Принимая во внимание все эти обстоятельства, суд считает, что как выборочная жертва осуществления права преимущественного выкупа госпожа Хентирх «подверглась персональному и чрезмерному бремени», который мог бы быть расценен как легитимный, только если бы она имела возможность — в чем ей было отказано — реально оспорить предпринятые в отношении нее меры; «справедливый баланс между защитой права собственности и требованием публичного интереса» был, следовательно, нарушен.

Суд не присуждал истице стоимость земельного участка и не проводил реституцию, оставив решение этого вопроса на усмотрение французских судебных инстанций. Тем не менее данное решение ценно тем, что была признана применимость статьи 1 Протокола № 1 к сугубо налоговым вопросам и сделана попытка установить рамки поведения государства, в частности:

• недопустимость избирательного применения тех или иных мер;

• определенность и предсказуемость как критерии законного вмешательства государства;

• реальность возможности защиты прав частного лица как критерий справедливого баланса.

Кроме этого ЕСПЧ отметил необычность меры с точки зрения общей для стран-участниц практики, что в контексте решения явно не было комплиментом и косвенно указывало на ее оценку судом. Генезис установленных решением по этому делу принципов может стать предметом научно-прикладных исследований российских налоговых специалистов.

 

© 2005, International Bureau of Fiscal Documentation. — Воспроизведено с разрешения Международного Бюро Фискальной Документации.

 


[ сноска 1 ] Цит. по: Текст официального перевода на сайте ЕСПЧ http://www.echr.coe.int/Convention/webConvenRUS.pdf по состоянию на 26.04.2005.
 
[ сноска 2 ] См. решение по делу Janosevic v. Sweden от 23.07.2002.
 
[ сноска 3 ] См. решение по делу Hentrich v. France от 22.09.94.
Ключевые слова: баланс интересов, защита прав, ЕСПЧ, право собственности, balance of interests, European Court of Human Rights, protection of rights, title 
 
Ключевые слова: баланс интересов, защита прав, ЕСПЧ, право собственности, balance of interests, European Court of Human Rights, protection of rights, title

Правовая база