Регистрация или
напомнить
Пожалуйста, проверьте почту
Ввести
Введите эл. почту или логин
Неизвестная почта или логин
Неверный пароль
Введите пароль
СЕГОДНЯ 18 октября 2017

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА

 

 



Новости

IX Сибирский налоговый форум

10.11.2014

Девятый год журнал «Налоговед» проводит Сибирский налоговый форум. И вот уже второй год Форум проводится в рамках дней юридической науки «Енисейские политико-правовые чтения», организованных Юридическим факультетом Сибирского Федерального университета.

В Форуме традиционно принимают участие судьи арбитражных судов, сотрудники налоговых, правоохранительных органов и внебюджетных фондов, налоговые специалисты крупнейших предприятий, ученые, налоговые консультанты и адвокаты.

Как заметил А.В. Демин, доцент кафедры коммерческого, предпринимательского и финансового права Юридического института СФУ, канд. юрид. наук, «Сибирский налоговый форум стал заметным событием в научной и деловой жизни Восточной Сибири. В рамках IX форума состоялось заинтересованное обсуждение современных проблем налогового администрирования, уголовно-правовой защиты в налоговой сфере, основных направлений налоговой политики государства, а также происходящих изменений в гражданском и налоговом законодательстве, актуальных трендов в судебной практике по налоговым спорам, а также наиболее ожидаемых законопроектов в сфере налогообложения».
 
Тематика Форума

Налоговая политика государства: текущая ситуация и прогноз
Изменения в порядке возбуждения уголовных дел по налоговым преступлениям
Налоговые злоупотребления: новый законопроект и ответственность руководителей компаний
Влияние реформы ГК РФ на налоговые отношения: новые правила и риски
Кадастровая стоимость земли в механизме налогообложения: конституционное измерение
КС РФ и ВАС РФ о некоторых вопросах взимания НДС
Объединение высших судебных органов: последствия для налогоплательщиков

 
 
Форум начался с выступления В.М. Зарипова,заместителя главного редактора журнала «Налоговед», который рассказал о налоговой политике государства в современных условиях.

Вспомнив предыдущие форумы, выступающий отметил, что в этом году не может сослаться на Основные направления налоговой политики, хотя именно в них должны обозначаться все планируемые изменения в налоговой сфере. В этом году сразу после утверждения Основных направлений налоговой политики на 2015 – 2018 гг. на государственном уровне началась дискуссия о том, какие новые налоги можно ввести, ставки по каким налогам можно повысить. «И хотя пока новые налоги решили не вводить, скорее всего, через полгода при подготовке очередного бюджета этот вопрос встанет вновь. Другими словами, решение проблемы в очередной раз отложено», - заметил докладчик.

В действительности же налоговая нагрузка повышается не только через повышение общих налоговых ставок. Например, уже решено ввести общую ставку налогов для дивидендов, отменить верхний порог при уплате взносов в ФОМС. Имущественные налоги переводятся на исчисление с кадастровой стоимости. Вводится плата за проезд по федеральным дорогам большегрузным автомобилей. Решается вопрос о введении местных сборов за право ведения определенной деятельности. Готовятся нормативные акты о новом целевом налоге – экологических взносах. На этом фоне принимаются различные меры по повышению эффективности налогового администрирования и ужесточению уголовного преследования.

Докладчик остановился на проводимом ФНС России в настоящее время эксперименте по применению ККТ[1]. Возможность оперативно отслеживать расчеты в рознице расширяет возможности налоговых органов, а помощь со стороны покупателей, которые могут проверять по данным контрольно-кассовых чеков свои покупки, влечет «народный контроль» - в помощь налоговым органам. Эксперимент, в случае признания его успешным, повлечет принятие закона об обязанности использования таких ККТ, а значит, и вывод из тени большинства предпринимателей, занятых в сфере торговли и услуг. На этом фоне нельзя исключать и возврата к дискуссии о замене НДС налогом с продаж.

Борьба с офшорами – еще одно направление деятельности государства. Основное внимание приковано к предложениям Минфина России о налогообложении контролируемых иностранных компаний[2]. Но есть еще американский закон FATCA, который создает определенные риски и для российских налогоплательщиков, а также ретроактивное действие изменений в судебной практике.

Также были выделены направления работы налоговых органов, на которые налогоплательщикам стоит обратить внимание, среди них – создание в споре с одним налогоплательщиком прецедента на уровне высшей судебной инстанции или окружного арбитражного суда, чтобы в последующем применить его к аналогичным ситуациям у других налогоплательщиков (так называемый волновой эффект) и усиление контроля за группами компаний, явными и неявными.

Дополнительные риски и расходы для налогоплательщиков создает и планируемое введение государственного контроля за деятельностью налоговых консультантов (соответствующий законопроект внесен в Госдуму[3]).

Л.В. Кравчинский, адвокат адвокатского бюро «Пепеляев Групп», остановился на законе, которым фактически возвращен прежний порядок возбуждения уголовных дел по налоговым преступлениям[4].  Известно, что действовавший с конца 2011 г. порядок возбуждения уголовных дел – только при наличии решения налогового органа, признавшего по итогам налоговой проверки налоговую задолженность компании – привел к резкому сокращению уголовных дел и повысил степень защиты налогоплательщиков от уголовного преследования – заметил докладчик.

Но с принятием закона ситуация меняется – следователь до возбуждения уголовного дела должен будет лишь выяснить в налоговом органе об имеющихся претензиях к налогоплательщику. Независимо от полученного ответа и даже при неполучении ответа следователь обязан в течение тридцати суток с момента получения информации о преступлении принять процессуальное решение.

Новый закон создает неопределенность в вопросе обратной силы его действия. Известно, что следователь работает по текущему процессуальному законодательству, соответственно, не исключено преследование по новым правилам за действия прошлых лет. «На наш взгляд, это неконституционно» - подчеркнул Л.В. Кравчинский.

Е.А. Лысенко, руководитель Сибирского отделения «Пепеляев Групп», остановился на законопроекте о налоговых злоупотреблениях[5]. «На наш взгляд, этот законопроект «сырой», в нем, к сожалению, нет даже намека на сохранение устоявшихся в судебной практике подходов по рассмотрению дел о налоговой выгоде», - сказал Е.А. Лысенко. В предложенной формулировке «добросовестное поведение» указано на надлежащее исполнение налоговых обязанностей, а что такое ненадлежащее исполнение? Опасно вводить в законодательство подобные формулировки – сделал вывод докладчик. Например, можно ли признать поведение налогоплательщика ненадлежащим, если он иначе, чем налоговый орган, толкует нормы НК РФ и спорит по этому поводу с налоговым органом?

По сравнению с правовой позицией ВАС РФ в законопроекте расширяется понятие налогового злоупотребления. Предлагается считать, что основной целью такого поведения является неуплата налогов. В Постановлении Пленума ВАС РФ № 53 указано, что такая цель единственная, так как, по мнению ВАС РФ, если достижение экономического результата сопровождается налоговой экономией, такое поведение налогоплательщика нельзя считать налоговым злоупотреблением. 

Кроме того, формулировки законопроекта не исключают того, что особые случаи, специально регулируемые НК РФ, такие как трансфертное ценообразование, могут быть квалифицированы налоговыми органами как налоговые злоупотребления, хотя НК РФ их таковыми не признает. Почему разработчики законопроекта не учли опыт разработки ГК РФ и, в частности, нормы о злоупотреблении правом? В ней четко указано на противоправное поведение стороны сделки, указаны последствия признания факта злоупотребления. Не учтена и признанная арбитражными судами доктрина «существо над формой».

И.В. Цветков, д-р юрид. наук, профессор кафедры коммерческого права МГУ им. М.В. Ломоносова, представил последние новеллы гражданского законодательства и рассказал о том, как они могут сказаться на налоговых правоотношениях.

«В России идет активная модернизация гражданского законодательства, из зарубежного права заимствуются современные институты, которые никогда не существовали в России и поэтому непривычны для российских судей, рассматривающих гражданско-правовые споры, для юристов и руководства компаний» - отметил выступающий. ВАС РФ до своей ликвидации подготовил ряд важных для гражданско-правовых отношений разъяснений – по вопросам свободы договора, ответственности руководства компаний, последствий расторжения договора[6].

Докладчик обратил внимание на статью 10 ГК РФ, в которой появилась норма-принцип о добросовестности участников гражданский правоотношений. Можно ожидать трансляцию этого принципа на налоговые правоотношения. Основной формой недобросовестности по ГК РФ является умышленное злоупотребление правом, однако первые судебные решения по гражданско-правовым спорам показывают, что суды расширительно используют этот принцип и применяют его и к действиям сторон сделок, совершенных по неосторожности.

Новое гражданское законодательство дает большую свободу договора сторонам – предпринимателям, одновременно формируя большие риски предпринимателей в договорных отношениях. К сожалению, любое отступление от стандартных условий договора может быть расценено налоговыми органами как злоупотребление правом и попытка ухода от налогов.

В скором времени в практике начнет использоваться новый термин «несправедливые договорные условия», т.е. такие, которые нарушают баланс экономических и других интересов сторон. Появятся специальные средства защиты от таких условий вплоть до признания их ничтожным. Очевидно, что и на это новшество обратят внимание налоговые органы. Выступающий заметил, что ВАС РФ в Постановлении № 35 закрепил принцип эквивалентности последствий расторжения договора – нельзя допустить, чтобы одна сторона обогащалась за счет другой стороны договора. При этом ВАС РФ предложил методики расчета последствий для разных ситуаций, что также будет учитываться в налоговых отношениях.

В скором времени ожидаются поправки в ГК РФ в части договорного и обязательственного права - появятся новые гражданско-правовые инструменты: заверения об обстоятельствах (например, что вторая сторона договора - добросовестный налогоплательщик); соглашения о последствиях нарушения принципа добросовестности по договору; соглашения о последствиях недействительности договора (иные, чем указаны в ГК РФ); соглашение об оплате за отказ исполнения договора и о возмещении потерь без противоправности поведения сторон договора. Все эти гражданско-правовые инструменты попадут под пристальное внимание налоговых органов – заключил И.В. Цветков.

Сотрудники Конституционного Суда РФ, не первый раз участвующие в работе Форума, поделились с участниками правовыми позициями Суда по некоторым вопросам, рассказав о принципиально важных моментах, на которые Суд обращает внимание при принятии решения по жалобе.  

Е.В. Тарибо, канд.юрид.наук, начальник Управления конституционных основ публичного права Конституционного Суда РФ, поднял актуальный сегодня вопрос уплаты земельного налога, который рассчитывается с кадастровой стоимости земельного участка.

НК РФ дает четкое определение всех элементов любого налога. Но если обратиться к статьям НК РФ о земельном налоге, то норма о налоговой базе отсылочная – в ней говорится о кадастровой стоимости земельного участка, определяемой по состоянию на начало налогового периода.

Каждое внесение сведений в кадастр государственным актом – это юридический факт, обязательный и для исчисления земельного налога. Выступающий задался вопросом, достаточно ли, например, акта оценки для того, чтобы признать факт изменения кадастровой стоимости и, как следствие, изменение налоговой базы в периоде такой оценки? Еще один вопрос - с какого момента применяется решение суда по спору об обоснованности кадастровой оценки, проведенной в прошлых налоговых периодах.

Понятно, что налогоплательщику важно, чтобы уменьшение налоговой базы распространялось на прошлые налоговые периоды, то есть чтобы корректировке стоимости имущества была придана обратная сила. Но насколько это конституционно? По мнению, Е.В. Тарибо, вопрос неоднозначный. КС РФ не увидел ухудшения положения налогоплательщика в таких случаях. Налицо неотлаженность смежного с налоговым правового регулирования, а именно – непроработанность норм Земельного кодекса РФ и Федерального закона от 29.07.1998 № 135-ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации» в части информирования об изменениях кадастровой стоимости, возможности ежегодной корректировки стоимости имущества и др. Выступающий отметил, что часть неурегулированных вопросов была снята июньскими поправками в Закон об оценочной деятельности[7].

Д.А. Кустов, советник Управления конституционных основ публичного права Конституционного Суда РФ, остановился на позициях КС РФ по вопросам обложения НДС, заметив, что до сих пор Суд уделял этим вопросам особое внимание. В частности недавнее Постановление КС РФ от 03.06.2014 № 17-П по жалобе «Торговый дом «Кабснаб» содержит «резюме правовых позиций, накопленных КС РФ по НДС». Состоявшиеся позиции – некий посыл для субъектов налоговых правоотношений, и если они будут действовать с их учетом, то проблем с уплатой налогов возникать не должно» - подчеркнул он.

КС РФ в первую очередь исходит из природы НДС как косвенного налога. Налогоплательщик должен уплачивать налоги, которые предусмотрены для него НК РФ, несмотря на возможные ошибки в учете и заблуждения относительно уплаты тех или иных сумм. Кроме того, Суд не вторгается в сферу доказывания фактов.[8] Объясняя, почему КС РФ часто принимает отказные определения, докладчик обратился к самим обращениям в Суд, в которых не всегда верно расставлены акценты.

Не могли участники Форума обойти вниманием реформу высших судебных органов. Летом этого года два высших судебных органа прекратили свое существование в качестве отдельных органов, им на смену пришел единый «суперсуд» – Верховный Суд РФ.

В рамках Форума состоялся круглый стол «Тенденции усиления ответственности руководителей компаний за налоговые правонарушения».

К.Ю. Литвинова, руководитель группы налоговой практики «Пепеляев Групп», отметила, что в ГК РФ внесена новая статья 53.1 об ответственности лиц, уполномоченных выступать от имени юридического лица, если они действовали недобросовестно или неразумно, если их действия не соответствовали обычным условиям гражданского оборота и обычному предпринимательскому риску. ГК РФ также предусмотрена ответственность лица, по вине которого возникли убытки компании, причем уже есть судебные решения о взыскании убытков с таких лиц и приговоров по уголовным делам в отношении этих лиц, как это было раньше, не требуется.

Е.А. Лысенко обратился к Постановлению Пленума ВАС РФ № 62 об ответственности руководителя компании, указав, что оно наряду с изменениями в ГК РФ имеет важное значение для налоговых правоотношений в части регулирования вопросов должной осмотрительности налогоплательщика.

Несмотря на то, что в Постановлении № 62 говорится о гражданско-правовой ответственности, заложенные в нем подходы определения должной осмотрительности руководства компании должны быть восприняты налогоплательщиками, потому что в нем установлены четкие правила, которых нет в Постановлении № 53 о налоговой выгоде. К тому же все закрепленные в Постановлении № 62 подходы уже выработаны арбитражными судами при рассмотрении налоговых споров о должной осмотрительности налогоплательщика.

В поступившем в Госдуму законопроекте, устанавливающем пределы осуществления прав и исполнения обязанностей в отношениях, регулируемых налоговым законодательством, мы не увидим проявления концепции должной осмотрительности. Непонятно, возникают ли неблагоприятные последствия для налогоплательщика при неисполнении контрагентом обязательств по сделке. А если контрагент исполнил свои обязательства, а потом «пропал», не заплатив налоги? Существующая судебная практика стоит на позиции, что негативные последствия для налогоплательщика наступают, по законопроекту же получается, что нет.

И.В. Цветков предложил все же разделять гражданско-правовые и налоговые правоотношения. Закрепленные в Постановлении № 62 правила определения должной осмотрительности касаются определения имущественной ответственности руководителя компании. Проверка исполнения контрагентом налоговых обязанностей – это налоговая сфера, и такая проверка часто невозможна, поскольку необходимые данные налогоплательщик не всегда может получить от третьих лиц, в том числе от контролирующих органов. Поэтому было бы правильным, если бы в НК РФ появились специальные правила определения добросовестности контрагентов.

Также И.В. Цветков обратил внимание на новый институт заверений, предусмотренный гражданским законодательством. По его мнению, желательно получение при заключении договора заверения контрагента об исполнении им налоговых обязательств. Такое заверение хотя и не освободит от ответственности автоматически, но его отсутствие может стать для налогового органа еще одним аргументом в обвинении налогоплательщика в непринятии всех мер по определению должной осмотрительности контрагента.  


[1] Подробнее см.: http://nalogoved.ru/news/2904.
[2] Законопроект «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса РФ» (№ 630365-6, инициаторы – группа депутатов).
[3] Законопроект «о налоговом консультировании» (№ 529626-6, инициаторы – депутаты).
[4] Федеральный закон от 22.10.2014 № 308 «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации».
[5] Законопроект «О внесении изменения в часть первую Налогового кодекса Российской Федерации» (№ 529775-6, инициаторы – депутат Госдумы и член Совета Федерации).
[6] Постановления Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 № 16 «О свободе договора и ее пределах», от 30.07.2013 N 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» и от 06.06.2014 № 35 «О последствиях расторжения договора» соответственно.
[7] Федеральный закон от 04.06.2014 № 143-ФЗ.
[8] Подробнее см. Д.А. Кустов. «Косвенная природа НДС: формирование правовых позиций Конституционного Суда РФ» Налоговед. 2014. № 10 и на сайте: http://nalogoved.ru/art/1840.

 


просмотров 1156