Телефон подписки
8-800-555-66-00

 

Журнал для профессионалов в налогообложении
Интеллектуальная поддержка "Пепеляев Групп"

Дело Федерального казенного учреждения «Исправительная колония № 25 ГУ Федеральной службы исполнения наказаний по Иркутской области» к Межрайонной ИФНС № 15 по Иркутской области и Управлению ФНС России по Иркутской области по вопросу включение в налогооблагаемую базу доходов, полученный в результате труда осужденных (Определение судьи ВС РФ Антоновой М.К. от 27.08.2018 по делу № А19-10889/2017)

10, Октября 2018

10 октября

В ходе камеральной проверки представленной Учреждением декларации инспекция пришла к выводу о занижении налогоплательщиком базы по налогу на прибыль за 2015 г. в связи с неправомерным неисчислением налога с доходов, полученных от операций по реализации указанных товаров, и не учетом расходов, понесенных в связи с их производством (изготовлением).

По мнению инспекции, выручка от операций по реализации товаров, произведенных с использованием труда осужденных, не является доходом, полученным от оказания Учреждением государственных услуг (работ), который в силу подп. 33.1 п. 1 ст. 251 НК РФ не учитывается при определении налоговой базы.

Суды трех инстанций (ВСО) отказали Учреждению в удовлетворении требований. Они исходили из того, что с 01.01.2015 при формировании базы по налогу на прибыль не учитываются только доходы казенных учреждений, полученные от оказания услуг (выполнения работ) за плату, независимо от того, относятся оказываемые услуги (выполняемые работы) к государственным и муниципальным или нет, при этом доходы от реализации казенным учреждением товаров подлежат обложению налогом на прибыль в общеустановленном порядке.

Суды указали, что у Учреждения не имелось оснований для неопределенности и неоднозначного понимания положений подп. 33.1 п. 1 ст. 251 и п. 48.11 ст. 270 НК РФ, в связи с чем доводы Учреждения о необходимости применения положений п. 7 ст. 3 Кодекса несостоятельны.

Учреждение обратилось с кассационной жалобой в ВС РФ, прося отменить принятые решения по делу и направить его на новое рассмотрение в суд первой инстанции.  Оно ссылается на свой статус: самостоятельная производственная деятельность в уголовно-исполнительной системе в отличие от производственной деятельности других социальных систем имеет особую правовую природу, привлечение заключенных к оплачиваемому труду признается законодательством исполнением казенными учреждениями государственной функции по исправлению осужденных, в связи с чем, полученные от такой деятельности доходы и понесенные при этом расходы подлежат признанию доходами и расходами от исполнения государственной функции, а не выручкой от реализации.

Кроме того, понятие «государственная функция» не равнозначно понятию «государственная услуга», последняя - одна из составляющих государственных функций.

Изменения, внесенные п. 31 ст. 1 Федерального закона от 24.11.2014 № 366-ФЗ в НК РФ, в частности, об исключении из подп. 33.1 п. 1 ст. 251 положения, которое ранее (до 01.01.2015) предусматривало возможность невключения в налоговую базу доходов, полученных казенными учреждениями от осуществления ими государственных функций, привели к несогласованности взаимосвязанных положений НК РФ (п. 48.11 ст. 270) и Бюджетного кодекса РФ (п. 3 ст. 41, п. 10 ст. 241). Законодатель при внесении изменений в налоговое законодательство не учел особенности правового статуса федеральных казенных учреждений уголовно-исполнительной системы как субъектов не только налогового, но и бюджетного права.

Также Учреждение указывает на неправомерность применения налоговым органом кассового метода определения налоговых обязательств.

Правовая база