Регистрация или
напомнить
Пожалуйста, проверьте почту
Ввести
Введите эл. почту или логин
Неизвестная почта или логин
Неверный пароль
Введите пароль
СЕГОДНЯ 22 августа 2017

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА

 

 



Двое на одного?

Вадим Зарипов
01.07.2014


Главный налоговый инспектор и главный следователь все-таки договорились «на двоих». Конечно же, договорились так, как им удобно, да еще и получили высочайшее одобрение, поставив предпринимателей перед фактом. Учитывая, что налоги – это ахиллесова пята любого бизнеса, встреча с «компетентными» во всех смыслах органами теперь «светит» каждому директору и главбуху.

Результатом кулуарных договоренностей ФНС и СКР по доработке президентского законопроекта  (тут вспоминается устойчивое «группой лиц по предварительному сговору») стал упрощенный по форме и реваншистский по содержанию алгоритм возбуждения уголовного дела по налоговому преступлению.

Сначала сотрудники МВД по материалам оперативно-розыскной деятельности сообщают в СКР о наличии признаков преступления. По общему правилу, т.е. при отсутствии оснований для отказа в возбуждении дела, следователь в течение 3 суток отправляет копию сообщения дознавателя, документы и предварительные расчеты недоимки налоговым органам (взаимодействие будет происходить на уровне региональных управлений СКР и ФНС), у которых есть 15 суток и только три варианта для ответа:

Также налоговый орган представляет в следственный орган расчет пеней и штрафов (фактически предлагается начислять штраф в автоматическом режиме, не выясняя степени вины и других существенных обстоятельств деяния).

При наличии повода и достаточных оснований, указывающих на признаки преступления, следователь сможет возбудить дело, не дожидаясь ответа налоговой службы.

Как что-то новое подана возможность прекратить дело, если налогоплательщик уплатит начисленные суммы. На самом деле и сейчас ст. 32 НК РФ, статьи 198, 199 и 199.1 УК РФ, а также ст. 28.1 УПК РФ предусматривают возможность заплатить требуемое и тем самым избежать уголовного преследования. И, кстати, само по себе это не такое уж благо, потому что часто служит инструментом давления для выполнения… нет, не плана, а «соответствующих индикативных параметров», заложенных в Законе о бюджете (см.: http://www.kremlin.ru/news/45945), невзирая на незаконность доначислений и их оспаривание в арбитражном суде. Такие, знаете ли, условия общественного «контракта» – плати или сиди.

Фактически следователю для возбуждения уголовного дела по налоговому преступлению не требуется ответа налогового органа. Конечно же, это не отвечает ранее согласованной на высшем уровне идее, что в любом случае необходимо заключение налоговой службы как органа, уполномоченного определять соблюдение или нарушение законодательства о налогах и сборах (п. 1 ст. 30 НК РФ, ст. 1 Закона РФ «О налоговых органах Российской Федерации»).

Но если разобраться, то в предложенной версии право следователя «возбудиться» без одобрения налогового органа абсолютно логично. Потому что сложно было придумать более бесполезную процедуру согласования. В самом деле, если нарушения были выявлены в ходе проведенных проверок, то разве налоговый орган не должен был о них сообщить в СКР согласно п. 3 ст. 32 НК РФ? Если же проверка за какие-то периоды еще проводится, то как и почему это должно повлиять на возбуждение уголовного дела, учитывая, что для принятия процессуального решения у следователя будет лишь 30 суток? А если следователь получил ответ, что проверка не проводилась и сведений о нарушениях нет, должен ли смутить его этот факт, если у него на руках имеются результаты ОРД? Ответы понятны, поэтому можно сделать вывод, что ответ налогового органа имеет исключительно ритуальное значение, как первобытные обряды перед закланием. При этом налогоплательщику не оставили даже возможности что-то жалобно блеять, ведь ему о «разнарядке» на него даже не сообщат. Формальности соблюдены, значит, законность обеспечена – девиз российской правоохранительной системы. Правда, чем это отличается от налоговых схем, в которых обвиняют налогоплательщиков, непонятно.

Еще когда отменяемый ныне спецпорядок возбуждения уголовных дел только вводился в конце 2011 года, я отмечал его недостаточно продуманный механизм («Ответственность за налоговые преступления отменяется?»). В другой заметке в конце прошлого года («Должны ли дружить следователь и инспектор?») предлагал вариант, который бы позволил выставить «грубый фильтр» и перевести спор в арбитражное поле. На мой взгляд, «сражение» еще не проиграно, можно говорить о необходимости «тонкого фильтра».

Для этого нужно ввести в НК РФ институт специальной проверки на основании обращения следователя, а в УПК РФ – обязанность  органа, осуществляющего предварительное расследование по делу о налоговом преступлении, обязательно учитывать  результаты специальной налоговой проверки в уголовном процессе.

Надо установить в УПК РФ (статьи 171, 172, 175), что  для предъявления обвинения по делу о налоговом преступлении (или, как вариант – для направления дела прокурору перед передачей в суд, когда сбор доказательств уже завершен) необходимо вступившее в силу и не обжалованное в течение 3-х месяцев в суд или арбитражный суд решение налогового органа, вынесенное по итогам специальной налоговой проверки. Если решение по спецпроверке обжаловано в суд, то дальнейшее движение уголовного дела возможно только после завершения судебного разбирательства, которым признана законность и обоснованность обжалованного решения.

В целях оперативности специальная проверка должна проводиться по правилам не выездной, а камеральной проверки, при этом помимо документов, имеющихся у налогового органа, при проведении специальной проверки налоговый орган вправе использовать документы и иные доказательства, представленные следователем:

Статья 88.1. Специальная налоговая проверка

1. Специальная налоговая проверка проводится уполномоченными должностными лицами налогового органа в соответствии с их служебными обязанностями в течение одного месяца со дня получения обращения (запроса) следственного органа.

2. Специальная налоговая проверка проводится по месту нахождения налогового органа на основе налоговых деклараций (расчетов), документов, представленных налогоплательщиком, документов и иных доказательств, представленных следственным органом, а также других документов о деятельности налогоплательщика, имеющихся у налогового органа.

3. В ходе специальной налоговой проверки подлежат установлению наличие недоимки в размере, указанном в Уголовном кодексе Российской Федерации, наличие нарушения конкретных норм налогового законодательства, повлекшего возникновение данных недоимок, а также факт введения налогового органа в заблуждение о существовании у налогоплательщика обязанности по уплате налога или о размере налога.

4. Если специальной налоговой проверкой выявлены ошибки в налоговой декларации (расчете) и (или) противоречия между сведениями, содержащимися в представленных документах, либо выявлены несоответствия сведений, представленных налогоплательщиком, сведениям, содержащимся в документах, имеющихся у налогового органа, и полученным им в ходе налогового контроля, об этом сообщается налогоплательщику с предложением представить в течение пяти дней необходимые пояснения.

5. Налогоплательщик, представляющий в налоговый орган пояснения в случаях, указанных в п. 4 настоящей статьи, вправе дополнительно представить в налоговый орган выписки из регистров налогового и (или) бухгалтерского учета и (или) иные документы, подтверждающие достоверность данных, внесенных в налоговую декларацию (расчет).


Если в ходе специальной налоговой проверки не выявлено соответствующих обстоятельств, составляется справка, которая направляется следователю и налогоплательщику. Не позднее дня, следующего за днем получения справки следователь прекращает уголовное дело в части, касающейся налогового преступления. Если выявлено нарушение, составляется акт по правилам ст. 100 и выносится решение по правилам ст. 101 НК РФ, которое и может быть обжаловано.

Такой порядок проверки означает, что налоговый орган не предпринимает никаких мер по получению новых доказательств против налогоплательщиков и не возлагает на налогоплательщика новых обязанностей (тем более что у следствия объективно больше возможностей по получению новых доказательств). Бремя доказывания полностью возложено на следственный орган, который и должен представить материалы, недоступные ранее налоговому органу, а налогоплательщик может представить пояснения и доказательства в свою пользу.
Кроме этого необходимо в законодательном порядке:

1. Исключить действие поправок с обратной силой, иначе следователям станут доступны предыдущие десять лет, начиная с 2004. Налогоплательщики вполне правомерно рассчитывали на 3-летний срок глубины налоговых проверок и защищаемый Конституционным Судом принцип правомерных ожиданий от действий государства в налоговой сфере.

2. Крупным размером признать сумму недоимок, превышающую 10% общей суммы налогов, уплаченных за три года, предшествующие году, в котором выявлено уклонение, но не менее одного миллиона рублей (минимум необходим для отсечения случайных и очевидно несущественных нарушений, а также гарантий «стартапам»), а особо крупным – превышающая 50% общей суммы налогов, уплаченных за три года, предшествующих году, в котором выявлено уклонение. Это позволит учесть масштаб бизнеса и реально уплачиваемых им налогов, т.е. «заслуги перед отечеством».

3. Ввести специальный состав – 199.3 УК РФ – за неправомерное получение возмещения НДС в крупном или особо крупном размере, т.е. получение возмещения НДС путем представления налоговому органу заведомо ложных сведений о праве на возмещение и (или) сумме возмещения. Это позволит исключить преследование на основании «резиновой» и чрезвычайно комфортной для следователей ст. 159 УК.

4. Предусмотреть выплату налогоплательщику налоговым органом процентов по ставке рефинансирования с момента возбуждения уголовного дела до момента его прекращения, на сумму начислений, указанную в постановлении о возбуждении уголовного дела. Это послужит для следственных и налоговых органов еще одним поводом задуматься о правомерности возбуждения уголовных дел, а также позволит компенсировать бизнесу репутационные и прочие имущественные потери, которые неизбежно возникают в таких случаях, но по объективным причинам сложно доказуемы.

Такой механизм сдержек и противовесов позволит восстановить нарушенный баланс: не будет создавать непреодолимых препятствий для расследований в тех случаях, когда это действительно необходимо, но заставит инспектора и следователя ответственнее относится к реализации властных полномочий и тем самым значительно уменьшит угрозу произвольного возбуждения уголовных дел.
 

просмотров 1744

Добавить отзыв

Возможность добавлять отзывы есть только у зарегистрированных пользователей – подписчиков журнала «Налоговед». Зарегистрироваться.