Телефон подписки
8-800-555-66-00

 

Журнал для профессионалов в налогообложении
Интеллектуальная поддержка "Пепеляев Групп"

Налоговые маневры – 2019

15, Марта 2019

Событие:

Налоговая конференция РБК и «Пепеляев Групп»,

14 февраля 2019 г., Москва

Мероприятие посвящено обсуждению ключевых налоговых нововведений и судебной практике по налоговым спорам. 

 

Вадим Зарипов, руководитель аналитической службы «Пепеляев Групп», представил рейтинг налоговых событий 2018 г., традиционно составляемый по итогам опроса налоговых юристов компании. Темы-победители послужили предметом обсуждения участников конференции. 

Одной из таких тем было вступление в силу 1 января 2019 г. закона1, которым введена обязанность самостоятельной постановки на налоговый учет иностранных компаний, оказывающих электронные услуги в России. 

Наталья Коваленко, партнер «Пепеляев Групп», отметила, что принятие поправок вызывает хаос на рынке. Недостатки юридической техники норм вступившего в силу закона в совокупности с отсутствием разъяснений регулятора не позволяют точно квалифицировать, какие именно электронные услуги подпадают под его действие. Неясны до конца и правовые последствия постановки или непостановки на учет иностранной компании. Например, если она встает на налоговый учет (пусть и в упрощенном порядке), возникает ли у нее обязанность платить НДС в отношении прочих услуг, помимо электронных? С учетом последних разъяснений Минфина России2 представляется, что да, ответила на вопрос выступающая. Однако если иностранная компания не встает на учет, то для российского юридического лица — получателя услуг возникают риски в части признания расходов по налогу на прибыль и принятия к вычету НДС. 

1Федеральный закон от 27.11.2018 № 335-ФЗ «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации».
2Письмо Минфина России от 24.08.2018 № 01-02-03/03–60456. 

С этим согласился Максим Хвалибов, руководитель Департамента по налогам и сборам Arconic Russia. Он заметил, что под понятие электронных услуг — в том виде, как это определено в НК РФ, — могут подпасть и электронное взаимодействие, разного рода программы, софты, действующие в группе компаний. Постановка на учет может в будущем позволить налоговым органам признать иностранную компанию представительством в РФ. Такая неоднозначность норм НК РФ, по его мнению, отпугивает от российского рынка иностранных инвесторов, привыкших к четким и понятным правилам игры. 

Не менее остро складывается ситуация с освобождением организаций от уплаты налога на движимое имущество3. По словам Максима Хвалибова, процесс квалификации имущества, отнесение его к движимому или недвижимому стали «болью» для многих компаний. Он поделился опытом из своей практики. В компании создана специальная комиссия из сотрудников разных подразделений: юристов, бухгалтеров, специалистов из налоговой практики, работников производственного цеха. 

3Федеральный закон от 03.08.2018 № 302-ФЗ «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации». 

Антон Никифоров, партнер «Пепеляев Групп», согласился, что введение обсуждаемой льготы стало для компаний не плюсом, как рассчитывалось, а скорее минусом: определенное имущество, ранее признаваемое движимым, налоговые органы вдруг начали квалифицировать как недвижимое. 

Спикер продолжил обсуждение главных налоговых изменений 2018 г. 

Среди негативных он назвал введение ст. 93.2 НК РФ (Федеральный закон от 29.07.2018 № 231-ФЗ), позволяющей налоговым органам истребовать документы (информацию) у аудиторов. 

Опасения вызывает следующее: 

  • налоговый орган вправе истребовать не только документы, но также информацию (не ограничиваясь лишь обязательным аудитом), причем информацию и документы, не полученные в ходе запроса не только от налогоплательщика, но и от налогового агента;
  • поправкам придана обратная сила: хотя норма вступила в силу 1 января 2019 г., запросить документы и информацию налоговый орган может за три предыдущих налоговых периода. 

Отдельной темой для обсуждения стали первые итоги применения ст. 54.1 НК РФ. 

По словам Александра Егоричева, начальника Управления камерального контроля ФНС России, установлен жесткий фильтр отбора дел этой категории, которые доводятся до суда. Каждый акт налоговой проверки, где есть ссылка на статью, проходит согласование в региональном управлении и центральном аппарате налоговой службы. Оцениваются обоснованность претензий и достаточность собранной доказательственной базы. 

Однако участники дискуссии нашли и другие объяснения таким показателям. 

По мнению Ксении Литвиновой, руководителя налоговой практики «Пепеляев Групп», Служба нарабатывает положительную для регулятора практику применения ст. 54.1 НК РФ, доводя до судов дела, в которых налогоплательщики действительно использовали незаконные схемы с целью получения необоснованной налоговой выгоды и по которым налоговые органы собрали неопровержимые доказательства. О налоговых проверках, не дошедших до суда, не сообщается, какие-то ориентиры налогоплательщикам Служба не дает. 

Ирина Штукмастер, ведущий юрист «Пепеляев Групп», добавила, что складывающаяся ситуация крайне опасна для добросовестных налогоплательщиков, к которым впоследствии может быть применена такая наработанная практика. Кроме того, с введением ст. 54.1 НК РФ в судебной практике наметилась тенденция к нивелированию положений Постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды», что вряд ли оправданно.

 

Налоговые схемы государства

Под таким названием мы публикуем статьи об используемых государством схемах максимизации налогов.

Речь идет о случаях, когда для взимания налога нет никакого экономического основания, тем не менее налоговые органы требуют уплаты налога и суды такую практику по формальным основаниям одобряют.

Уважаемые коллеги, приглашаем и вас делиться известными вам схемами. Пишите на e-mail: nalogoved@nalogoved.ru.

Редакция журнала

Правовая база