Телефон подписки
8-800-555-66-00

 

Журнал для профессионалов в налогообложении
Интеллектуальная поддержка "Пепеляев Групп"

Трехгрошовая опера

13, Февраля 2019
С.Г. Пепеляев,
главный редактор
журнала «Налоговед»,
канд. юрид. наук
 

Компании было отказано в продлении лицензии на торговлю алкоголем по причине налоговой задолженности в размере 3 руб.1

1Зная об имеющейся переплате в 3 руб., налогоплательщик уменьшил очередной платеж на эту же сумму, из-за чего, по данным налогового органа, и возникла «недоимка».

Лицензирующий орган получил эти данные через информационную систему межведомственного обмена.

При обращении за лицензией уплачивается весьма значительная пошлина «за рассмотрение». Она не возвращается, если в выдаче или продлении лицензии отказано, что в свое время подтвердил КС РФ2.

2Постановление КС РФ от 23.05.2013 № 11-П по делу о проверке конституционности п. 1 ст. 333.40 НК РФ в связи с жалобой ООО «Встреча»; особые мнения судей Г. А. Гаджиева и К. В. Арановского.

Компания обжаловала действия лицензирующего органа в суде, получила отказы в апелляционной и кассационной инстанциях и была вынуждена обратиться в ВС РФ.

По данным инспекции, полученным лицензирующим органом, одновременно с трехрублевой недоимкой у компании числилась переплата на ту же сумму. Нижестоящие суды исходили из того, что решение о зачете имеющейся переплаты в счет недоимки инспекцией не принималось, компания с заявлением о зачете в налоговый орган не обращалась. Лицензирующий же орган не обязан самостоятельно учитывать переплаты.

ВС РФ с таким подходом не согласился3.

Он учел объективное состояние расчетов с бюджетом, указал, что решение налогового органа о зачете переплаты служит лишь «способом оформления» для изменения состояния расчетов. Дата записи о зачете не является моментом исполнения обязанности уплатить налог.

Эти выводы относятся к расчетам по одному налогу. Для зачета переплаты одного налога в счет недоимки по другому решение налогового органа все же требуется.

ВС РФ также указал, что лицензирующий орган обязан самостоятельно правильно устанавливать состояние расчетов заявителя с бюджетом. Поскольку информация поступает ему в порядке межведомственного взаимодействия, иное означало бы, что негативные последствия ненадлежащего исполнения органами государственной власти своих обязанностей возлагаются на лицо, обратившееся за получением государственной услуги4.

Оба вывода ВС РФ важны для практики и следуют в русле общих подходов высшей инстанции: существо отношений должно превалировать над формой, требование добросовестности всеобщее и адресовано государственным органам тоже5.

4Пепеляев С.Г. Такой вот сервис // Налоговед. 2018. № 12. С. 4–5.
5 Позиция ВС РФ о налоговом администрировании: ценность, последствия, сфера применения // Налоговед. 2018. № 4. С. 18–31.

Но вот чего не хватает комментируемому решению.

ВС РФ отмечает, что ограничение выдачи лицензии налоговым должникам — мера косвенного принуждения к исполнению обязанности по уплате налогов и сборов. Оно не может применяться вопреки указанной публично-правовой цели.

Но служит ли этой цели воспрепятствование хозяйственной деятельности из-за мизерных сумм недоимок, пусть даже и реальных, а не мифических, как в рассмотренном деле? Должны ли мы быть «налоговыми пуританами», готовыми и за копейку преследовать недоимщика? Или же вспомним простую мудрость, что не стоит резать курицу, которая несет золотые яйца?

Любое действие, даже самое наизаконнейшее, должно отвечать требованиям разумности и пропорциональности. В рассмотренном случае это явно не так, даже если отставить иные обстоятельства дела. Иррационально мелочные требования только вредят и бизнесу, и власти.

ВС РФ мог бы высказаться по этому вопросу, но поскромничал.

Впрочем, порог существенности может определить законодатель.

С уважением,
С.Г. Пепеляев


S.G. Pepeliaev

The Threepenny Opera

Правовая база