Телефон подписки
8-800-555-66-00

 

Журнал для профессионалов в налогообложении
Интеллектуальная поддержка "Пепеляев Групп"

Итоги 2018 года: эксперты о налогах и налоговых спорах

21, Января 2019

На вопросы о том, какие тенденции можно выделить в правовом регулировании налоговых отношений и практике разрешения налоговых споров в 2018 г. и какие прогнозы дать в этой сфере на 2019 г., отвечают эксперты из «Пепеляев Групп» 

Р.И Ахметшин,
старший партнер «Пепеляев Групп», канд.юрид.наук

Главная тенденция — увеличение налоговой прозрачности как на международном, так и на национальном уровне. 

Принимается множество документов в рамках ОЭСР и других организаций, заключаются многосторонние договоры. Даже их согласование и заключение происходят совершенно новыми способами: вспомним небезызвестную Многостороннюю конвенцию ОЭСР по реализации мер по противодействию размыванию налоговой базы и выводу прибыли — так называемую MLI. 

На национальном, российском, уровне налоговые органы также получают новые инструменты обнаружения и доказывания правонарушений, активно используют базы данных, программное обеспечение, информацию из других государственных органов и организаций (банков, например). 

Уверен, эта тенденция сохранится. 

Вот-вот в полную силу начнет работать автоматический обмен информацией между налоговыми администрациями государств, в который еще пару лет назад было трудно поверить. Налоговые органы станут изучать (наверняка тоже в автоматическом режиме) межстрановую и обычную финансовую отчетность налогоплательщиков. Еще несколько лет назад было немыслимо, что в ФНС России будет поступать такой объем информации, даже по обычным запросам. Кроме того, будет формироваться практика по налогообложению КИК. 

При этом я надеюсь, что налоговые органы и суды наконец поймут, что хозяйствующий субъект этими инструментами и возможностями не обладает. А потому от него нельзя ожидать, например, того же уровня осведомленности о контрагентах, нельзя винить его в неправильном, как потом может оказаться, выборе. 

Также нельзя возлагать на хозяйствующих субъектов несвойственные им обязанности: например, вести деятельность и планировать операции так, чтобы учесть прежде всего интересы бюджета. В последнее время налоговые органы и суды подзабыли, что главная цель коммерческой организации — получение прибыли, а не выполнение общегосударственных задач.

Е. А. Лысенко,
руководитель Сибирского отделения «Пепеляев Групп» (Красноярск) 

Соглашусь с Рустемом Ахметшиным: повышение уровня налоговой прозрачности — ключевая тенденция последних лет. 

Помните старый советский мультфильм «Козленок, который считал до десяти»? То, что сделала налоговая служба в последние годы, можно передать фразой «Нас посчитали!». 

Глава Федеральной налоговой службы недавно сказал в интервью: «Расходы граждан мы контролировать не собираемся»1

1Глава Федеральной налоговой службы Михаил Мишустин: «Расходы граждан мы контролировать не собираемся» // Комсомольская правда. 28.11.2018. URL: https://www.krsk.kp.ru

И действительно, зачем контролировать, если в распоряжении налоговой службы уже сейчас есть: 

  • АСК НДС-2;
  • интеграции информационных систем с таможенными органами;
  • данные онлайн-касс (АСК ККТ);
  • система автоматического обмена налоговой информацией;
  • удачный эксперимент по маркировке меховых изделий и лекарств радиочастотными метками;
  • информационная система «облачных» загсов. 

Статистика

Количество рассмотренных СКЭС ВС РФ кассационных жалоб по налоговым делам: 

  • 2017 г.: 25 дел из 1038 поступивших в ВС РФ жалоб (2,4%);
  • 2018 г.: 32 дела из 919 поступивших в ВС РФ жалоб (3,4%). 

Можно сказать, что в советском мультфильме выражена концепция «новой прозрачности» ФНС России, а также мощь информационных ресурсов этой службы: 

  • инновационные методы сбора, хранения и анализа больших данных: электронный документооборот в отношениях с налогоплательщиками, система мониторинга оборота товаров, маркированных средствами идентификации;
  • технологии, построенные на концепции интернета вещей, — онлайн-кассы;
  • когнитивные системы, основанные на искусственном интеллекте: АСК НДС-2, АСК ККТ;
  • цифровая идентичность — технология идентификации налогоплательщиков;
  • блокчейн, или распределенные реестры, — хранение информации о связях субъекта права с объектом недвижимости и договорах: пилотный проект Росреестра, ФНС России и правительства Москвы по использованию блокчейна для мониторинга достоверности сведений из ЕГРН2
2Экспертизу сделок с недвижимостью доверят роботам // Коммерсантъ. 23.03.2018. URL: https://www.kommersant.ru

И ведь бо´льшая часть этих технологий уже работает. 

Активное использование ФНС России информационных технологий за последние десять лет привело к сокращению количества выездных проверок более чем в пять раз3

3Михаил Мишустин подвел итоги работы налоговых органов за 10 месяцев 2018 года на праздничной коллегии // Сайт ФНС России. 21.11.2018. URL: https://www.nalog.ru

Сейчас налоговая служба проверяет всего двух налогоплательщиков из тысячи. При этом поступления по одной проверке растут и составляют в среднем 22,3 млн руб. 

Все реже налоговая становится и участником арбитражных дел. Количество споров с налоговыми органами в 2018 г. снизилось на 13,8%, и если за 2017 г. удовлетворялось почти 12% исков, то в 2018-м — 9,5%.

С. В. Савсерис,
старший партнер «Пепеляев Групп», канд. юрид. наук 

Не секрет, что основные проблемы налогового правосудия состоят в пристрастной оценке доказательств, привлечении к ответственности лиц, не являющихся бенефициарами налоговых схем, игнорировании логики реконструкции налоговых последствий. 

Однако в 2018 г. в практике СКЭС ВС РФ наметились положительные тенденции (см. врезку ниже). Коллегия рассмотрела много актуальных споров по вопросам о переквалификации отношений и применении подходов реконструкции налоговых последствий, которые имеют практикообразующее значение. 

Практика СКЭС ВС РФ

Принципы налогового права в практике 2018 г.: 

  • дело АО «Новомосковская акционерная компания „Азот“» (№ А68-10573/2016): толкование закона исходя из цели и смысла его принятия; иное означает произвольное налогообложение, нарушение прав налогоплательщиков;
  • дело АО «Бамтоннельстрой» (№ А33-17038/​2015): принцип добросовестности налогового администрирования;
  • дела АО «СУЭК-Кузбасс» (№ А27-25564/2015) и АО «Каширский двор — Северянин» (№ А40-176513/​2016): полнота налоговой переквалификации;
  • дело ОАО «Прачечная Очаково» (№ А40-154450/2017): принцип экономического основания налога;
  • дело АО «Михайловкамежрайгаз» (№ А12-71830/​2016): экономические основание и понятие дохода;
  • дело ПАО «Т Плюс» (№ А40-230080/2016): недопустимость избыточного контроля;
  • дело АО «Новосибирский механический завод „Искра“» (№ А45-14844/2017): неустранимые сомнения в пользу налогоплательщика. 

Юридическое сообщество надеется, что наметившийся тренд закрепится и СКЭС ВС РФ будет уделять больше внимания важнейшим категориям налоговых споров.

С. А. Сосновский,
партнер «Пепеляев Групп» (Санкт-Петербург), канд. юрид. наук 

Согласен с коллегой. Главная тенденция в практике разрешения налоговых споров в 2018 г. — СКЭС ВС РФ отошла от формального подхода и смело формулирует общие принципы налогового права, о чем не раз писали в «Налоговеде»1

Много сил юридическое сообщество потратило на обсуждение концепции недобросовестности налогоплательщика, а вот теперь мы видим, что и «сильной» стороны в налоговых отношениях это касается: налоговое администрирование должно быть добросовестным, обеспечивать «учет законных интересов плательщиков налогов и недопустимость создания формальных условий для взимания налогов сверх того, что требуется по закону»2. Идею полностью поддерживаю, но звучит пока непривычно. 

Еще одна тенденция: на местах подход судов к рассмотрению судебных споров по-прежнему остается, скажем мягко, очень аккуратным. Любой успех налогоплательщика — это достижение, особенно если спор касается НДС, а налоговый орган использует некоторые «волшебные» слова вроде «схема, направленная на получение необоснованной налоговой выгоды». 

Судьи не готовы прямо ссылаться на принципы, которые формулирует СКЭС ВС РФ, хотя, возможно, принимают их во внимание. Пример — Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 20.09.2018 по делу № А56-60263/2017 АО «БТК Групп»: суд сделал вывод, что, отказывая в вычете НДС и признании расходов по налогу на прибыль в связи с приобретением товара у фирмы-однодневки, налоговый орган должен оспорить только наценку однодневки, а не весь вычет, причем его позиция должна быть последовательной. Наверное, СКЭС ВС РФ разрешила бы спор так же, но с более яркой мотивировкой.

А.И. Микулин,
руководитель Сахалинского отделения «Пепеляев Групп», канд. юрид. наук 

В течение 2018 г. законодатель продолжил курс на стимулирование инвестиционных проектов на Дальнем Востоке. 

В частности, продлен период, по истечении которого участники территорий опережающего развития (ТОР) или свободного порта Владивосток (СПВ) вправе воспользоваться налоговыми льготами, введена нулевая ставка по налогу на прибыль для налогоплательщиков, осуществляющих туристско-рекреационную деятельность, и др. 

В то же время нужды бюджета вместе с невысоким качеством законодательной техники спровоцировали увеличение числа претензий налоговых органов к инвесторам. 

Так, в течение года суды рассмотрели ряд дел о том, в какой момент вступают в силу нормы НК РФ о возможности применения льготы по НДПИ участниками региональных инвестиционных проектов1. В результате бюджет пополнился на сотни миллионов рублей за счет инвесторов, прочитавших закон не так, как налоговые органы. 

«Нестабильность» льгот проявлялась не только в практике правоприменения, но и в законодательных решениях.

Например, региональным законом2 с 2018 г. исключено из-под действия льготной налоговой ставки имущество резидентов СПВ, которое ранее учитывалось на балансе иных лиц и давало налоговые поступления.
 
1См., например: постановления АС МО от 25.09.2018 по делу № А40-181753/20176-го ААС от 12.03.2018 по делу № А73-14306/2017.
2Закон Приморского края от 09.08.2017 № 160-КЗ «О внесении изменений в статью 2 Закона Приморского края „О налоге на имущество организаций“». 

Начиная с января 2019 г. от подобных неожиданных поворотов нормативного регулирования инвесторы защищены законодательно: стабильность условий осуществления деятельности резидентов ТОР и СПВ гарантирована правилом о «дедушкиной» оговорке, предусматривающей десятилетнюю неизменность правового режима. 

Вместе с тем нормотворческий процесс, нацеленный на стимулирование инвесторов, в течение 2019 г., безусловно, продолжится. В частности, завершено публичное обсуждение законопроекта, направленного на поддержку инвесторов, осуществляющих капитальные вложения в объекты внешней инфраструктуры на территории Дальнего Востока. 

Однако в ближайшее время инвесторам не следует ожидать снижения фискального интереса. Тенденция предъявления претензий к порядку применения инвестиционных льгот на данный момент только нарастает. Нам известно о фактах доначисления налогов по мотивам несоответствия произведенных в рамках проектов товаров установленным требованиям, необоснованного учета участниками РИП в доле доходов от реализации положительной курсовой разницы и др. 

Как результат, налогоплательщикам по-прежнему следует оставаться бдительными, оценивая налоговые риски использования дальневосточных инвестиционных преференций.

И. В. Хаменушко,
старший партнер «Пепеляев Групп», канд. юрид. наук 

В прошлом году пусть не реализовалась полностью, но четко обозначилась тенденция к смягчению валютного регулирования. Появились очень обнадеживающие законопроекты Минфина России, предлагающие льготный 30-дневный срок для опозданий с репатриацией, снижение штрафов за нерепатриацию со 100 до 5–30% и даже отмену репатриации для рублевой выручки. 

Вступили в силу послабления для граждан РФ, постоянно проживающих за рубежом (больше 183 дней в календарном году): им теперь не нужно уведомлять российскую налоговую инспекцию о счетах за границей, сдавать отчеты о движении средств, соблюдать ограничения на зачисление средств на зарубежные счета. 

Правда, надо помнить, что эти послабления уравновешены ужесточением правил. Гражданин всегда остается валютным резидентом, что добавляет путаницы в правовое регулирование. Например, резиденты, постоянно проживающие за рубежом, могут совершать валютные операции друг с другом, а не с обычными резидентами, постоянно проживающими в РФ. 

Суды, напротив, пошли по пути ужесточения практики. Если компания оштрафована за нарушение правил репатриации, то суды все чаще не делают различий между злонамеренным сговором с контрагентом и деловой неудачей и сурово наказывают за любой случай формального неисполнения закона. Теперь считается, что никакие меры, принятые компанией для получения экспортной выручки, не будут признаны достаточными исходя из той логики, что достаточные — это такие меры, которые дали результат в виде получения выручки в срок. 

Полностью забыта позиция ВАС РФ о том, что наказание следует лишь при наличии признаков активного препятствования получению выручки. 

Похоже, забыта и суть репатриации, преобладает какой-то административный мистицизм, из-за чего нарушениям придается излишняя значимость. Так, суды отказывают в признании валютных нарушений малозначительными, ссылаясь на то, что те якобы подрывают единство внутренней и внешней валютной политики России — каким образом, не уточняется. 

Надеемся, что в 2019 г. подготовленные в 2018 г. Минфином России законопроекты будут приняты. Это станет большим шагом вперед к отказу от уже ненужного правила репатриации валютной выручки. 

Давно пора признать, что снятие запрета на вывоз капитала сделало репатриацию бессмысленной: легальному вывозу капитала она не препятствует, а против отмывания криминальных денег бессильна. Если репатриация и связанные с ней процедуры валютного контроля рассматриваются как канал получения статистических сведений об экспортно-импортных операциях, то наказание должно быть соразмерно ущербу от непредставления информации, ведь материальные интересы государства никак не нарушаются.


Results of 2018: experts on taxes and tax disputes

Experts from Pepeliaev Group on trends in the legal regulation of
tax relationships, the practice of resolving tax disputes in 2018, and
forecasts for 2019

Правовая база