Регистрация или
напомнить
Пожалуйста, проверьте почту
Ввести
Введите эл. почту или логин
Неизвестная почта или логин
Неверный пароль
Введите пароль
СЕГОДНЯ 15 декабря 2017

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА

 

 



Статьи

Профессиональная жизнь

Безопасное управление налогами компании

СОБЫТИЕ:
Бизнес-конференция журнала «Налоговед»,
5 октября 2017 г., Москва
Экспертная поддержка – «Пепеляев Групп»
 

Сессия 1. Налоговое планирование: перезагрузка

Принятый летом Закон о налоговых злоупотреблениях1 (ст. 54.1 НК РФ) – это кодификация судебных доктрин или новые правила? Такой вопрос задала участникам бизнес-конференции Н.Л. Файзрахманова, ­старший юрист «Пепеляев Групп». Законодатель отказался от определения термина «необоснованная налоговая выгода» и вместо него ввел «пределы осуществления прав». Нет в Законе и понятия «должная осмотрительность». Что может означать такое решение: введение объективного вменения или констатацию, что наличие умысла является обязательным для доначислений и привлечения налогоплательщика к ответственности? Рассмотрев оба варианта, выступающая остановилась на втором: иначе Закон нарушает конституционные принципы.
ЗОНА РИСКА

В зону риска попадают все операции налогоплательщика, в частности:
- операции по внутригрупповой реорганизации;
- финансирование хозяйственной деятельности;
- диверсификация (≠ «дроб­ление») бизнеса;
- приобретение услуг взаимозависимых лиц / материнской компании;
- сделки с привлечением посредников (поставка, субаренда);
- выплаты по соглашению сторон при увольнении работников;
- выплаты бонусов/вознаграждения управляющей компании, если деятельность общества убыточна.
 

А.А. Никифоров, партнер «Пепеляев Групп», рассматривая судебную практику применения понятия «необоснованная налоговая выгода», показал, как суды определяют действительный экономический смысл сделки. В известном Постановлении Пленума ВАС РФ № 532 говорится о «действительном экономическом смысле», в новой ст. 54.1 НК РФ – об «искажении сведений о фактах хозяйственной жизни». Преемственность понятий видна, вопрос в том, как теперь будет развиваться практика, как будет воспринят новый термин. К сожалению, сейчас практика не отличается единообразием. Налоговые органы часто трактуют сделки иначе, чем налогоплательщики. Такую картину можно наблюдать в решениях судов, где речь идет о переквали­фикации сделки, выяснении намерения налогоплательщика при ее заключении, об установлении формы и оценке ее соответствия экономическому содержанию, о доказывании деловой цели3.

 
Вывод ФНС России в письме от 16.08.2017 № СА-4-7/16152@ о том, что «налоговый орган не определяет расчетным путем объем прав и обязанностей налогоплательщика, допустившего искажение действительного экономического смысла финансово-хозяйственной операции», выступающий назвал ошибочным.
 
К.Ю. Литвинова, руководитель группы налоговой практики «Пепеляев Групп», на примере судебных дел показала соотношение обоснованности налоговой выгоды и оценки налоговыми органами целесообразности деятельности компании.
ВЗЫСКАНИЕ НЕДОИМКИ

Используются разные методы взыскания проблемной недоимки:
- взыскание с третьих лиц, получивших активы недоимщика в порядке ст. 45 НК РФ;
- привлечение руководителя компании к уголовной ответственности и взыскание с него налоговой задолженности в виде ущерба, причиненного преступлением;
- привлечение контролирующего лица к субсидиарной ответственности в деле о банкротстве;
- взыскание недоимки по иску налогового органа к контролирующему лицу в исковом производстве в качестве убытков в отсутствие дела о банкротстве.
 
 
В статье 54.1 НК РФ четко указано, что основной целью сделки не должна быть неуплата налогов. Но как на практике будет определяться, какая цель основная, что будут учитывать налоговые органы при определении деловой цели и оценке способов ее достижения?
 
Выступающая также привела примеры судебных решений с неоднозначными, а порой одиозными выводами судов4 и отметила: опасность в подобных выводах, сделанных в отношении конкретных ситуаций, заключается в том, что налоговые органы их могут растиражировать и использовать в совершенно иных случаях.

Сессия 2. Практика взыскания проблемной задолженности

Сессия началась с выступления П.А. Попова, ведущего юриста «Пепеляев Групп», об опасном отступном – управлении налоговыми рисками при передаче и получении имущества в счет долгов. Как отметил докладчик, необычность операции – это не хорошо и не плохо, главное – ­доказать, что налогоплательщик ее действительно совершил и преследовал деловую цель.

С.Г. Пепеляев, главный редактор журнала «Налоговед», канд. юрид. наук, обратил внимание на налоговые риски в части изменений законодательства о банкротстве5. Наблюдается рост дел о банкротстве, об оспаривании сделок, увеличиваются риски субсидиарной ответственности бенефициаров и т. д. (см. рис. 1).
 
 
ФНС России сегодня наиболее агрессивный кредитор в делах о банкротстве. Что заставляет налоговые органы так действовать? Ответ можно найти в данных статистики по налоговым доначислениям и реальному взысканию задолженности (см. рис. 2).
 
Недавние поправки в законодательство в части субсидиарной ответственности6 и письмо ФНС России от 16.08.2017 № СА-4-18/16148@ позволяют выделить основные тенденции.
 
К.А. Сасов, ведущий юрист «Пепеляев Групп», канд. юрид. наук, представил свою оценку конституционности взыскания с физических лиц недоимки организации. Некорректно распространять нормы гражданского законодательства на уголовный процесс при взыскании налоговой недоимки компании с физического лица. Между тем с 2015 г., когда ВС РФ подтвердил возможность взыскания в подобных случаях налоговой недоимки в виде ущерба бюджету7, начала развиваться негативная практика.
 
Выступающий остановился на деле гр. Г.Г. Ахмадеевой, которое рассматривает КС РФ.
 
Заявительницу, оказывавшую бухгалтерские услуги налогоплательщикам, привлекли к уголовной ответственности по ст. 199 НК РФ. Она согласилась на прекращение уголовного дела в связи с амнистией, а после этого налоговый орган взыскал с нее ущерб, равный сумме недоимки, причем включив и часть уже погашенной налогоплательщиком суммы. Докладчик выразил надежду, что КС РФ сделает правильные выводы.
ОСНОВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ

В сфере субсидиарной ответственности наблюдаются следующие тенденции:
- усиление давления на номинальных директоров, которые изначально признаются виновными за действия компании; при этом, если директор раскроет реальных бенефициаров и поможет с поиском имущества компании, его ответственность будет снижена или даже исключена;
- снижение стандартов доказывания вины контролирующих лиц;
- карательный уклон, поскольку теперь и должностные лица компании подпадают под действие новых правил;
- возможность взыскания с должностных лиц убытков в связи с непринятием мер по оспариванию незаконных решений госорганов;
- возложение на контролирующих лиц дополнительных обязанностей.
 

Сессия 3. Налоговое администрирование: добросовестным – сервис, остальным – закон?

С.В. Савсерис, партнер «Пепеляев Групп», канд. юрид. наук, сославшись на статистику рассмотрения налоговых споров, которая свидетельствует о сокращении их общего числа, увеличении количества выигранных налоговыми органами дел, пояснил причины:

  • у налоговых органов скапливается все больше информации о налогоплательщиках. И это хорошо, но вопрос в том, как они ее используют. Пока в основном против налогоплательщиков, а не для объективной оценки их деятельности;
  • снижаются стандарты судебной оценки, можно наблюдать некритичное отношение суда к доказательствам налогового органа;
  • применяются агрессивные методы налогового контроля8: фальсификация при допросах свидетелей; «специальные» приемы при формулировании вопросов; искажение сведений в протоколах допросов; фальсификация данных при работе с экспертами9;
  • скрываются положительные для налогоплательщиков доказательства: отсутствие всех ответов на запросы инспекции, предоставление части документа (выписки).
Выступающий призвал налогоплательщиков пресекать любые нарушения и злоупотребления налоговых органов на самых ранних этапах налоговой проверки. Среди способов – гласность, обжалование действий (бездействия) сотрудников налоговых органов в ­вышестоящий налоговый орган, в правоохранительные органы.

Л.В. Кравчинский, партнер «Пепеляев Групп», напомнил о введении уголовной ответственности за уклонение от уплаты страховых взносов и обратил внимание на то, что начала развиваться практика привлечения к уголовной ответственности по ст. 187 УК РФ «Неправомерный оборот средств платежей», к которому теперь относятся и «распоряжения о переводе денежных средств».
 
Подробно он остановился на Методических рекомендациях СКР и ФНС России10 по установлению в ходе налоговых и процессуальных проверок обстоятельств, свидетельствующих о направленном на неуплату налогов (сборов) умысле в действиях должностных лиц налогоплательщика. Докладчик выделил и отрицательные, и положительные моменты для налогоплательщиков и рекомендовал сместить внимание к проверяющим на этап начала проверки: оценивать законность и обоснованность каждого запроса и действия налогового органа.
 
О том, как снизить конфликты с инспекциями, рассказали два следующих докладчика.
 
О.А. Ваганова, руководитель налогового управления ПАО «Северсталь», поделилась опытом работы компании с налоговыми органами. Положительно сказалось на всем процессе взаимодействия с налоговыми органами создание консолидированной группы налогоплательщиков (далее – КГН). Так, учет участников группы в одной инспекции приводит к существенному сокращению работы с территориальными органами. Из минусов КГН – большое количество одновременных проверок.
 
Создание в компании Центра единого сервиса (далее – ЦЕС) также упростило взаимодействие с налоговыми органами: единая учетная политика для всех предприятий, единый формат ответов на запросы налоговых органов, сквозные контрольные процедуры, детальные рабочие инструкции. В компании существуют договоренности, что ЦЕС не отвечает на информационные ­запросы налоговых органов и представляет документы при проверках в электронном виде. А подготовка ответов на требования налоговых органов – это командная работа налогового юриста, налогового эксперта и сотрудника ЦЕС. Насколько она важна, уже видно: взаимодействие помогает выстроить защиту компании.
 
Выступающая также отметила, что в современном мобильном мире решения принимаются очень быстро с помощью разных средств коммуникации, документы в привычном понимании часто не создаются. Налицо и потеря знаний – все больше людей не знают, как оформить документ. Это заставляет компанию работать над снижением влияния человеческого фактора на налоговые риски.
 
Е.И. Семкина, ведущий юрист «Пепеляев Групп», заметила, что, несмотря на важность этой темы, о взаимодействии налогоплательщиков и налоговых органов в НК РФ говорится только в главе о налоговом мониторинге. Хотя в ведомственных актах ФНС России можно найти гораздо больше по этому вопросу. Она также напомнила о закрепленных в НК РФ принципах – законности, открытости и взаимного уважения, на которых и должно быть построено взаимодействие11.
 
Конфликт возникает из-за разницы в целях и недостатка информации. Но основная цель обеих сторон – правильно исчислить налог. Надлежащее взаимодействие налогоплательщика с налоговым органом сделает последствия более прогнозируемыми, поможет сократить затраты обеих сторон, выявить пробелы в законе. Однако на практике этому мешают такие отрицательные факторы, как минимизация налогов, планы по собира­емости налогов в бюджет, неопределенность налоговых норм, противоречивость позиций Минфина и ФНС России. Достижению цели препятствует и увеличение количества предпроверочных мероприятий, результатов которых налогоплательщики даже не знают. Хорошо бы приравнять результаты налоговой проверки к официальному разъяснению налогового органа, подчеркнула выступающая, но для этого нужны поправки в НК РФ.

Сессия 4. Трансграничные сделки и корпорации: российская специфика

И.Л. Мирошниченко, начальник управления налогов ООО «Газпром экспорт», поделилась опытом подготовки отчетности по контролируемым иностранным компаниям (КИК). Она напомнила, что первая практика применения соответствующих норм НК РФ выявила много неясностей, которые признал Минфин России. Известно, что готовятся поправки в НК РФ, которые планируется распространить на правоотношения начиная с 2016 г., когда впервые определялась прибыль КИК.
 
Выступающая обратила внимание и на то, что данные отчетности по КИК могут пригодиться налоговым органам и в дальнейшем для других ситуаций – налогоплательщики должны это учитывать при формировании отчетности.
 
А.В. Кириллов, старший юрист «Пепеляев Групп», рассказал о применении сквозного подхода и налогового резидентства как инструментов планирования, выделил возможные риски.

А.И. Терещенко, партнер «Пепеляев Групп», представил новую и пока единичную практику применения судами соглашений об избежании двойного налогообложения к пассивным доходам, получаемым из России.
 
Участвовал в работе этой сессии Д.В. Вольвач, начальник Управления стандартов и международного сотрудничества ФНС России. Он рассказал о том, какая работа ведется налоговыми администрациями России и других стран по подготовке к информационному обмену, подчеркнув, что все больше государств готовы включиться в международный обмен сведениями о налогоплательщиках.
 
Чтобы готовящийся Госдумой к принятию законопроект о реализации международного автоматического обмена информацией о финансовых счетах и документацией по международным группам компаний12 начал работать, уже сейчас готовятся подробные подзаконные акты (постановления Правительства РФ). Их проекты в скором времени будут опубликованы для обсуждения с бизнесом.
 
А.А. Никонов, старший партнер «Пепеляев Групп», представил свое видение вопроса о том, что такое BEPS для российских подразделений международных корпораций и налоговых органов.
 
Ссылки на План BEPS в судебных решениях, решениях налоговых органов – положительный момент. Докладчик выделил распространенные заблуждения налогоплательщиков о BEPS (см. табл.).
 
 
Выступающий не раз обращал внимание участников конференции на необходимость документального подтверждения фактов хозяйственной деятельности, сбор доказательств задолго до проверочных мероприятий, особенно если такие доказательства должны быть получены из-за рубежа. В заключение он предложил несколько вариантов защиты от претензий налоговых органов в части Плана BEPS.

1 Федеральный закон от 18.07.2017 № 163-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Налогового кодекса Российской Федерации».
 
2 Постановление Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды».
 
3 См., например: постановления ФАС МО от 28.11.2013 по делу № А40-103429/12; АС ВВО от 07.06.2017 № А28-4965/2016; Решение АС Липецкой области от 21.08.2017 по делу № А36-4222/2017.
 
4 См., например: Постановление 17-го ААС от 13.02.2017 по делу № А50-17405/2016 (оставлено без изменения Постановлением АС УО от 16.06.2017); Решение АС Республики Башкортостан от 30.08.2017 по делу № А07-14085/2017.

5
Пепеляев С.Г. Массу в кассу // Налоговед. 2017. № 10. С. 4–5.
 
6 Федеральный закон от 29.07.2017 № 266-ФЗ.
 
7 Определение СКГД ВС РФ от 27.01.2015 № 81-КГ14-19 по иску ИФНС по г. Кемерово к гр. Д.Н. Ивкину.

8 Савсерис С.В. Об использовании налоговыми органами недостоверной информации // Налоговед. 2017. № 9. С. 45–49.
 
9 Иващенко Н.С., Леонов Е.М. Экспертиза при проведении налоговых проверок // Налоговед. 2016. № 8. С. 37–42.
 
10 Методические рекомендации об исследовании и доказывании фактов умышленной неуплаты или неполной уплаты сумм налога (направлены письмами СКР от 03.07.2017 № 242/3-32-2017 и ФНС России от 13.07.2017 № ЕД-4-2/13650@). См. также: Зарипов В.М. Рекомендации ФНС и Следственного комитета России по доказыванию умысла: предложения по доработке // Налоговед. 2017. № 10. С. 29–39.

11 Семкина Е.И., Яковлева Л.В. Эффективное взаимодействие с налоговым органом // Налоговед. 2016. № 3. С. 25–33. 

№11 2017

просмотров 111