Регистрация или
напомнить
Пожалуйста, проверьте почту
Ввести
Введите эл. почту или логин
Неизвестная почта или логин
Неверный пароль
Введите пароль
СЕГОДНЯ 22 августа 2017

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА

 

 



Статьи

От редактора

Не до мух…

 С.Г. Пепеляев,
главный редактор,
канд. юрид. наук

Уходящий год отметился очередным законодательным антирекордом. Под занавес Госдума шестого созыва за одну только весеннюю сессию приняла 384 закона. В том числе 29 законов, вносящих изменения в Налоговый кодекс РФ. За 17 лет действия Кодекса общее число законов, изменяющих и дополняющих его, приблизилось к 500.

Нет признаков, что правотворческая вакханалия прекратится. Последние надежды на наведение элементарного порядка связывались с Конституционным Судом РФ. Но и они не оправдались.
 

Речь идет об Определении КС РФ от 11.10.2016 № 2152-О (далее – Определение КС РФ) по запросу группы депутатов Госдумы, усомнившихся в конституционности закона, принятого с нарушением законодательной процедуры. Во втором чтении в законопроект были внесены поправки, вводившие новый платеж – торговый сбор, что сделало первоначальную концепцию этого документа иной. Такое изменение требовало соблюдения определенных правил. Но они были нарушены самой же Думой.
 
Конституционный Суд РФ отметил, что Госдума обязана соблюдать порядок принятия федеральных законов, основанный на Конституции РФ, что следование рег-ламенту – обязательное условие организации парламентской деятельности…
 
Однако, как часто бывает у КС РФ, широкий замах остается лишь позой. За бравурным вступлением последовало умиротворяющее продолжение: «…Не любое отступление от установленного порядка принятия федеральных законов… может быть признано нарушением Конституции Российской Федерации».
 
Печальный финал в исполнении Конституционного Суда РФ таков: первоначальный проект закона предполагал внесение «разномастных» поправок в налоговое законодательство с целью его совершенствования исходя из потребностей правоприменительной практики. Включение в него в процедуре второго чтения положений о торговом сборе не разрушает этой концепции, -поскольку изменения имеют ту же цель. Действительная воля законодателя и права субъектов законодательной инициативы при этом не нарушались.
 
Сложно представить себе законопроект, который не соответствовал бы «концепции» совершенствования законодательства исходя из потребностей правоприменительной практики. Вряд ли кто-то когда-либо предлагал поправки с декларируемой целью деструктивного воздействия на законодательство. Поэтому предложенная Конституционным Судом РФ формулировка описывает все без исключения случаи изменений в проекты законов. Не может быть ситуаций, когда поправки можно было бы признать искажающими «концепцию» законопроекта в таком понимании. Широта взглядов КС РФ, при которой даже вновь вводимый торговый сбор соответствует потребностям правоприменительной практики, не оставляет возможностей усомниться.
 
Помимо законодателя и субъектов законодательной инициативы, о чьих правах печется Конституционный Суд РФ, есть еще налогоплательщики, принуждаемые к исполнению налогового законодательства, слепленного на скорую руку, кривобокого и неказистого, в том числе из-за поправок, не соответствующих тематике первоначальных законопроектов, обсужденных наспех, не прошедших оценку регулирующего воздействия, не согласованных с субъектами РФ.
 
Но налогоплательщикам с их заботами места в Определении КС РФ вообще не нашлось.
 

№12 2016

просмотров 400