Регистрация или
напомнить
Пожалуйста, проверьте почту
Ввести
Введите эл. почту или логин
Неизвестная почта или логин
Неверный пароль
Введите пароль
СЕГОДНЯ 25 ноября 2017

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА

 

 



Статьи

От редактора

Не до закона

С.Г. Пепеляев,
главный редактор,
канд. юрид. наук

 Нарастают признаки системного кризиса законности в сфере налогообложения.

 
События последнего месяца наглядно демонстрируют, что если правовые ограничения препятствуют эффективному пополнению бюджета, то ими пренебрегают на всех уровнях: законодательном, исполнительном, судебном.
 
Конспиративно подготовлены предложения о введении сборов на определенные виды бизнеса. Изначально в перечне были указаны 22 вида предпринимательской деятельности. Поправки, затрагивающие интересы свыше 70% участников малого бизнеса, были внесены в Госдуму ко второму чтению законопроекта о налоговом маневре в нефтяной сфере. Публичного обсуждения и оценки регулирующего воздействия не проводилось, заключение Правительства РФ, необходимое в силу статьи 104 Конституции РФ, отсутствует.
 
Нарушение конституционных принципов налогового законотворчества стало обыденностью, упорно властью не замечаемой.
 
Отступление от конституционных основ налогообложения очевидно в правительственном законопроекте об отходах производства. Предлагается ввести экологический взнос. Плательщики – производители и импортеры продукции, подлежащей утилизации после утраты потребительских свойств, либо продукции, выпущенной в утилизируемой упаковке.
 
Собранные средства предполагается направлять на финансирование государственных программ по обращению с твердыми бытовыми отходами.
 
Администрировать платеж будет ФНС России.
 
Нет сомнений, что вводится новый налог. Но прописан он не в НК РФ, а в законе об отходах. Полномочиями определять порядок его исчисления, уплаты, взыскания наделяется Правительство РФ.
 
Идет растаскивание единой системы налогов и сборов, искусственное выведение фискальных платежей из-под действия норм, гарантирующих налогоплательщикам минимальные права. Дискуссии по вопросам налогообложения сворачиваются: определение условий платежей уводится из парламента в ведомственные кабинеты.
 
Министр финансов РФ поручил ФНС России дополнительно «мобилизовать» в бюджет 183 млрд руб. Налоговым органам предписано усилить эффективность контрольной работы.
 
Не надо быть искушенным специалистом, чтобы понять истинный смысл указания. Но налоговые органы не собирают налогов, а контролируют соблюдение законодательства. Беззастенчивые требования доначислять больше вплоть до выполнения плана – открытый призыв к агрессивному поведению. Тут уже не до закона.
 
Суды при рассмотрении споров о налогообложении явно дрейфуют к бюджетной целесообразности. При рассмотрении ряда дел принцип законности теснится примитивным правилом талиона: око за око, зуб за зуб. Если налогоплательщик пренебрег интересами бюджета, то и его интересами можно пренебречь. Например, можно игнорировать закон или применить его «по-своему».
 
Можно даже пренебречь конституционным запретом ретроактивного действия закона, как это продемонстрировал Арбитражный суд Московского округа, откровенно и грубо сославшийся на то, что закрепленные в законе гарантии защиты прав и интересов налогоплательщика не распространяются на недобросовестных лиц1.
 
Яркий пример – решение суда в г. Белгороде, который доначислил налог на доходы лицу, не имевшему официальных доходов, но совершившему крупные покупки.
 
Возможность презумптивного определения доходов исходя из понесенных расходов существует в некоторых странах и несколько лет назад обсуждалась в России, однако безрезультатно. В настоящее время в Налоговом кодексе РФ нет норм, позволяющих вменять доходы гражданам. Нет правовой основы для подобных судебных решений.
 
В другом, московском, деле судом было подтверждено взыскание недоимки с компании, в которую налогоплательщиком были «переведены деятельность и отношения с контрагентами».
 
Речь не идет о предусмотренных Налоговым кодексом РФ случаях, когда дела устраиваются так, что зависимые лица получают причитающуюся должнику выручку или им передается другое его имущество.
 
Ситуация иная: по сути, акционеры бросили проблемный бизнес и учредили такой же, только на новой площадке. В судебных актах не указано, что поставки велись должником, а выручка поступала зависимому лицу. Даже если в новой компании работают бывшие сотрудники старой, их переход не может рассматриваться как форма уклонения от налогообложения. Это ведь не то же, что продажа зависимому лицу оборудования задешево с целью избежать взыскания.
 
Нельзя ли назвать произошедшее введением «налогового рабства» акционеров посредством пренебрежения концепцией юридического лица? Если твой бизнес задолжал бюджету, то его умерщвление не решает проблемы. Новый клон находится под угрозой взыскания старых долгов. Банкротство по налоговым причинам может стать невозможным, если акционеры решают оставаться в бизнесе.
 
Перестает работать Закон о банкротстве2: бюджет обходит кредиторов первой очереди. Вместо аккумулирования средств банкрота, например в результате оспаривания сделок, фиск берет свое из карманов зависимых лиц, обездоливая иных его кредиторов.
 
Не будем разбирать все достоинства и недостатки данного подхода, однако надежной правовой основы мы найти не можем.

1 См.: Постановление АС МО от 31.10.2014 по делу № А40-28598/13.
2 Федеральный закон от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

№12 2014

просмотров 1900