Телефон подписки 8-800-555-66-00

Журнал для профессионалов в налогообложении
Интеллектуальная поддержка "Пепеляев Групп"

Суд над судами и законами

30, Января 2005
Е.В. Махортова, юрист
 
Толкования, содержащиеся в Определениях КС РФ, все чаще приравниваются к нормам законодательства, а иногда и подменяют их. При этом за Определениями Конституционного Суда РФ признается большая юридическая сила, чем за нормативно-правовыми актами.

Судебная практика наделяет Определения Конституционного Суда РФ следующими функциями:

во-первых, Определение Конституционного Суда РФ — это вновь открывшееся обстоятельство и поэтому служит основанием для пересмотра дела;

во-вторых, Определение Конституционного Суда РФ — это нормативно-правовой акт;

и в-третьих, Определение — это судебный акт, разрешающий процедурные вопросы.

Определение Конституционного Cуда РФ — вновь открывшееся обстоятельство

Статья 311 АПК РФ указывает в качестве вновь открывшегося обстоятельства признание Конституционным Судом РФ не соответствующим Конституции РФ закона, примененного арбитражным судом в конкретном деле, в связи с принятием решения по которому заявитель обращался в Конституционный Суд РФ. Такое признание оформляется Постановлениями Конституционного Суда РФ и не может присутствовать в его Определениях. Таким образом, несмотря на то что в АПК РФ отказ в принятии жалобы к рассмотрению, отложение дела и подобные процессуальные действия Конституционного Суда РФ, а также Определения, их оформляющие, не указаны в качестве вновь открывшихся обстоятельств, судебная практика идет по пути признания за ними такого статуса.

Наиболее ярко иллюстрирует такую позицию дело ФГУП «Новгородавиа», в котором возник спор о толковании положений статей 4 и 7 Закона РФ «О налоге на добавленную стоимость». Не затрагивая существа вопроса, проанализируем умозаключения и выводы высших судов, сделанные в деле. Тем более что эти выводы показывают позицию высших судов не только по рассматриваемому вопросу, но и в отношении нормативного значения актов Конституционного Суда РФ.

Хронология событий по рассматриваемому делу такова.

1. Арбитражный суд кассационной инстанции отказал предприятию в удовлетворении требования о признании недействительным решения налогового органа (Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 03.05.2001 № А44-3283/00С13-к).

2. Предприятие, посчитав, что по данному делу арбитражный суд истолковал закон  с нарушением его конституционных прав, обратилось в Конституционный Суд РФ.

3. Проанализировав жалобу, Конституционный Суд РФ не принял ее к рассмотрению в связи с ее недопустимостью (Определение Конституционного Суда РФ от 20.12.2001 № 269-О).

4. Предприятие обратилось в арбитражный суд с заявлением о пересмотре дела по вновь открывшимся обстоятельствам. В качестве вновь открывшегося обстоятельства предприятие указало на Определение Конституционного Суда РФ об отказе в принятии его жалобы к производству, в пункте 2 мотивировочной части которого суд дал толкование статей 4 и 7 Закона «О налоге на добавленную стоимость».

5. Арбитражный суд кассационной инстанции отказал в пересмотре дела, указав на то, что выводы и толкования, содержащиеся в Определении Конституционного Суда РФ, не являются новым обстоятельством ни по существу, ни по закону.

6. Предприятие обратилось в Конституционный Суд РФ с ходатайством о даче разъяснений (ст. 83 Закона) пункта 2 спорного Определения.

7. Определением от 06.02.2003 № 34-О Конституционный Суд РФ отказал предприятию в принятии ходатайства о даче разъяснений, отметив, что предприятие не нуждается в разъяснении и фактически заявителя интересует вопрос, не охватываемый статьей 83 Закона. Тем не менее в Определении об отказе принятия ходатайства Конституционный Суд РФ дал негативную оценку действий кассационной инстанции, отказавшей в пересмотре дела с учетом его выводов, содержащихся в предыдущем отказном Определении. Также суд указал, что его выводы служат основанием для пересмотра дела в арбитражном суде независимо от процессуальных сроков.

8. Предприятие обратилось в Высший Арбитражный Суд РФ с просьбой пересмотреть акт кассационной инстанции об отказе в пересмотре дела в порядке надзора, притом процессуальные сроки для подачи такой жалобы истекли.

9. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 18.03.2004 № 8282/02 подтвердило выводы Конституционного Суда РФ, а также в нем было указано на необходимость пересмотра дела с учетом выводов, содержащихся в отказных Определениях Конституционного Суда РФ.

Позиция высших судов способствовала защите интересов налогоплательщика. Однако практика показывает, что, занимаясь толкованием и разъяснением конституционного смысла налогового законодательства, Конституционный Суд РФ нечасто принимает сторону налогоплательщика. Умозаключение Конституционного Суда РФ, сделанное в Определении № 34-О, и связанный с ним обычай арбитражных судов ссылаться в обоснование позиции по спору на толкования и разъяснения Конституционного Суда РФ, содержащиеся в Определениях об отказе в принятии к рассмотрению жалобы на нарушение конституционных прав, нуждаются в объективной правовой проверке и оценке.

В аргументации КС РФ – явные нестыковки

Проанализируем аргументацию Конституционного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ по делу ФГУП «Новгородавиа», приводимую в Определении № 34-О и в Постановлении № 8282/02.

Так, в Определении № 34-О в обоснование утверждения о том, что арбитражный суд обязан пересмотреть свой акт с учетом толкований закона, данных Конституционным Судом РФ в Определении об отказе в принятии к рассмотрению жалобы на нарушение конституционных прав, Конституционный Суд РФ приводит следующую аргументацию:

«…в судебной практике должно обеспечиваться конституционное истолкование подлежащих применению норм. Как следует из части второй статьи 74 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации”, конституционное истолкование нормативного акта или отдельного его положения, проверяемого посредством конституционного судопроизводства, относится к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, который, разрешая дело и устанавливая соответствие или несоответствие оспариваемого акта Конституции Российской Федерации, в том числе по содержанию норм, обеспечивает выявление конституционного смысла действующего права. В таком случае данное им истолкование, как это вытекает из части второй статьи 74 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации” во взаимосвязи с его статьями 3, 6, 36, 79, 85, 86, 87, 96 и 100, является общеобразовательным, в том числе для судов…

Правоприменительные решения, основанные на акте, который хотя и не признан в результате разрешения дела в конституционном судопроизводстве не соответствующим Конституции Российской Федерации, но которому в ходе применения по конкретному делу арбитражный суд придал истолкование, расходящееся с его конституционно-правовым смыслом, выявленным Конституционным Судом Российской Федерации, также подлежат пересмотру в порядке, установленном законом. Иное означало бы, что арбитражный суд может осуществлять истолкование акта, придавая ему иной смысл, нежели выявленный в результате проверки в конституционном судопроизводстве, и тем самым подменять Конституционный Суд Российской Федерации, чего он в силу статей 118, 125, 126, 127 и 128 Конституции Российской Федерации делать не вправе…

Таким образом, правоприменитель, реализуя свои полномочия, не может придавать положениям статей 4 и 7 Закона Российской Федерации «О налоге на добавленную стоимость» какое-либо иное значение, расходящееся с их конституционно-правовым смыслом, выявленным Конституционным Судом Российской Федерации в Определении от 20 декабря 2001 г…»

В этой аргументации можно проследить следующую логическую цепочку:

1) конституционное истолкование, которое дает КС РФ, и конституционный смысл, который он выявляет, являются основаниями для пересмотра дела в арбитражном суде;

2) конституционный смысл закона или иного акта выявляется при рассмотрении дела, разрешении вопроса конституционности или неконституционности акта;

3) конституционно-правовой смысл может содержаться не только в решениях суда, которыми спорный акт признан не соответствующим Конституции РФ, но и в иных актах.

Из этого следует вывод, что смысл спорного закона, выявленный в Определении об отказе в принятии жалобы к рассмотрению, является основанием для пересмотра дела арбитражным судом, если ранее по данному делу спорный закон был истолкован иным образом, чем в Определении Конституционного Суда РФ.

Приведенные в качестве аргументов умозаключения имеют правовые основания, однако не обнаруживается их связь с выводом, что Определение Конституционного Суда РФ об отказе в принятии жалобы к рассмотрению служат основанием для пересмотра дела арбитражным судом. Приведенные аргументы не только не подтверждают конечного вывода, а более того, они его опровергают. Если основанием для пересмотра акта арбитражного суда является не всякое различие в толкованиях одного и того же закона арбитражным и Конституционным Судом РФ, а только различие между толкованием арбитражного суда и таким толкованием Конституционного Суда РФ, которое можно считать конституционно-правовым смыслом, то толкование в Определениях об отказе в принятии жалобы не может быть основанием для пересмотра дела. Такие Определения выносятся до начала разрешения дела по существу, а Конституционный Суд РФ отметил, что конституционно-правовой смысл закона выявляется на стадии такого разрешения.

Таким образом, в аргументации Конституционного Суда РФ имеются явные нестыковки. Кроме того, в связи с определением Конституционного Суда РФ № 34-О возникает вопрос: в рамках осуществления какого из полномочий, определенных в Федеральном конституционном законе от 21.07.94 № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации», суд дал такого рода толкования?

Специфика судебной власти не предполагает возможности давать какие-либо толкования в отсутствии заявления об этом, то есть по собственной инициативе. Это законодатель имеет возможность осуществлять свои полномочия по собственной инициативе. Суд же функционирует при наличии обращения, заявления, жалобы и т. д. Более того, осуществляя свои полномочия, суд, как правило, должен действовать только в пределах обращения, то есть разрешать только тот вопрос, который обозначен в обращении.

Такое правило сформулировано статьей 74 Закона о Конституционном Суде РФ. Согласно этой статье Конституционный Суд РФ принимает постановления и дает заключения только по предмету, указанному в обращении, и лишь в отношении той части акта или компетенции органа, конституционность которого подвергается сомнению. В рассматриваемом случае в своем ходатайстве предприятие просило разъяснить пункт 2 мотивировочной части Определения № 269-О. Однако суд разъяснил совершенно другой вопрос, о разъяснении которого не просили и который в пункте 2 Определения № 34-О не поднимался.

Совершенно очевидно, что обращение предприятия было продиктовано не необходимостью уяснения значения толкования статей 7 и 4 Закона о налоге на добавленную стоимость, а необходимостью воздействия на мятежный арбитражный суд кассационной инстанции, не признающий авторитета Конституционного Суда РФ. Предприятие интересовало разъяснение вопроса о значимости выводов и размышлений Конституционного Суда РФ, содержащихся в мотивировочной части отказного Определения. Но данный вопрос не был предметом обсуждения в предыдущем Определении, за разъяснениями которого предприятие обратилось. Несмотря на указанные обстоятельства, Конституционный Суд РФ высказал свою позицию по поводу значимости собственных выводов в пункте 3 Определения № 34-О.

Если коснуться аргументации, содержащейся в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ № 8282/02, то Президиум не проверял обоснованности вывода Конституционного Суда РФ, что толкование закона, содержащееся в Определении Конституционного Суда РФ об отказе в принятии жалобы, является основанием для пересмотра акта арбитражного суда. Подтвердив необходимость пересмотра дела, суд сослался на то, что по вопросу применения Определений Конституционного Суда РФ давно сложилась единообразная судебная практика, и отметил, что данное единообразие нарушается актом об отказе в пересмотре дела.

Как отмечалось выше, практика арбитражных судов действительно имеет место. Арбитражные суды давно ссылаются на выводы Определений Конституционного Суда РФ как на нормы закона.

Однако, по мнению автора, наличие подобной практики и необходимость соблюдения принципа единообразия не могут быть достаточными основаниями для пересмотра дела. Помимо принципа единообразия существует еще и принцип законности, который в отличие от принципа единообразия является общим правовым принципом. Приводя практику к единообразию, его также необходимо учитывать. Принцип единообразия диктует необходимость устранения противоречивости практики по одному и тому же вопросу. Представляется, что в процессе такого устранения должен быть выбран один вариант разрешения спорного вопроса из всех вариантов, существующих в судебной практике. Несмотря на то что критерий, которым следует руководствоваться при таком выборе, прямо не определен, самым логичным является максимальное соответствие практики закону. Недопустимо выбирать тот вариант, который сформулирован в большинстве судебных актов. Позиция большинства судов необязательно соответствует закону. Следовательно, Президиум ВАС РФ должен был оценить выводы Конституционного Суда РФ с позиции закона, чего не сделал.

 

(Продолжение следует)

 

Ключевые слова: толкование, Конституционный Суд, решение суда, арбитражный суд, arbitration court, court ruling, interpretation

мне тут нравится
24713

Отзывы

Тестовый текст для блока отзывы

Отправить отзыв

Пожалуйста, введите ваше имя, электронный адрес и напишите отзыв. Мы обязательно прочтем ваш отзыв и, если он окажется интересным, опубликуем его на нашем сайте в разделе "тратата"

Ваше имя
Ваше эл. адрес
Ваш отзыв
Правовая база